Возможные военные конфликты будущего

Прошедший, 2013 год со всей наглядностью показал, что способность международного сообщества в предотвращении вооруженных конфликтов без настойчивого участия ключевых игроков международной политики – стремительно уменьшается. Но, тем не менее, ряд боевых столкновений, которые уже успели набить оскомину за предыдущие десятилетия – сходят на нет. Так, Колумбия оказалась ближе к прекращению гражданской войны, чем, когда бы то не было. Между тем, конфликт в этой стране в этом году отметит свое 60-летие. Возможно, затихнет и многолетний внутренний этнический конфликт в Мьянме, хотя до достижения мира остается еще много препятствий. Сделка по поводу ядерной программы Ирана стала тем фактором, который отодвинул гипотетическую большую войну на Ближнем Востоке. Совет Безопасности ООН с подачи России и при поддержке США, наконец, вышел из тупика по поводу сирийского вопроса,  по крайней мере, в отношении химического оружия. Совбез ООН также занял взвешенную позицию по принуждению к миру в Восточном Конго и Центральноафриканской Республике. Урывками продолжаются переговоры Турции с Курдской рабочей партии (КРП), но прекращение огня в этом конфликте уже стало свершившимся фактом. Пакистан удивил весь мир первой в своей истории демократической передачей власти.

Эти достижения чрезвычайно важны, но еще более важным является удержание положительной динамики. Мирный процесс в Колумбии остается уязвимым из-за грязной внутренней политики, набирающей обороты в предвыборной год. Положительная траектория Мьянмы может пойти под откос, если поднимет голову фанатизм мусульманских общин. Движение в направлении окончательного урегулирования с Ираном зависит от множества центров силы: и в Вашингтоне, и Тегеране, и в ближневосточном регионе. И, что Турция и Пакистан, входившие в «топ-10» перспективных вооруженных конфликтов 2013 года показали желание к мирной жизни – не является гарантией реального мирного разрешения вопросов, учитывая избыток вооруженной силы в конфликте в Сирии, а также текущие опасности экстремизма и насилия в городах в Пакистане.

Но именно Сирия и недавние силовые вмешательства в Центральной Африке лучше всего иллюстрируют тревожные недостатки в коллективной способности международного сообщества по управлению конфликтами.

В Сирии международное сообщество с небывалой скоростью и решительностью подхватило предложение России по полному устранению химического оружия Башара Асада, но оно до сих пор не может положить конец боевым действиям, и даже проводить согласованную гуманитарную деятельность. Конфликт в Сирии вступает уже в третью зиму, и пока практически нет никаких признаков, что он остановится в ближайшее время. Все, что есть у международного сообщества – это надежда на благоприятный исход Женевских переговоров, намеченных на январь. Если роль Совета Безопасности ООН заключается именно в поддержании международного мира и безопасности, то именно конфликт в Сирии, наряду с кровопролитными событиями в Ливане и Ираке показывает крайнюю недостаточность его возможностей.

В Центральноафриканской Республике, тем временем, международное сообщество, по-видимому оказалось застигнутым врасплох вспышкой насилия. Война не возникла ниоткуда: десятилетия слабой власти, недостаточного развития и неумелого руководства экономикой создали предпосылки для конфликта задолго до совершившегося в прошлом году переворота и закономерно переросли в беспорядки и эскалацию конфессионального насилия. Надежная поддержка Францией Африканского союза (АС), выразившаяся в полноценной гуманитарной операции, было, конечно, похвальным. Но без согласованных действий, устойчивой приверженности к восстановлению Центральноафриканской Республике (ЦАР), это вряд ли имеет большое значение в долгосрочной перспективе.

 

Так как же выглядит список военных конфликтов 2014 года по сравнению с прошлым годом? Появилось несколько новых очагов возможной напряженности: Бангладеш, Центральноафриканская Республика, Гондурас, Ливия. Несколько вероятных очагов остаются с прошлого года: ​​Центральная Азия, Ирак, Сахель, Судан и Сирия с Ливаном. Конечно, по природе анализа, одни списки порождают другие списки. Конечно, можно было бы составить и полностью новый список. Кроме того, в этом анализе не отражены события в Пакистане и Турции, Афганистане, Сомали и Демократической Республике Конго (ДРК), хотя все они, возможно, легко заслуживают место с перечне будущих конфликтов. Также в списке нет Южного Судана, который, судя по всему, находится на пороге гражданской войны.

В Афганистане в наступившем году пройдут выборы, и в сочетании с продолжающимся мятежом Талибана и нестабильной международной поддержкой еще только зарождающейся национальной армии – 2014 станет решающим и потенциально зловещим годом для этой страны. В Сомали, несмотря на некоторые успехи миссии Африканского Союза и нового «предварительного правительства» — боевики аль-Шабаб показывают откровенную непримиримость, кроме того, многие из кланов Сомали остаются в конфликте друг с другом. Наконец , само отсутствие государства и верховенства права в ДРК , возможно, оправдало внесение этой страны в список возможных конфликтов.

Но, в конечном счете, список перспективных конфликтов стремится сосредоточиться не только на кризисах, находящихся центре внимания международного сообщества — Сирия, Сахель и Судан — но и на тех, которые менее заметны или являются более вялыми. Таким образом, в список попал  Гондурас – по некоторым оценкам, самым жестокая страна в мире за исключением тех, кто уже находится в состоянии войны. Также в список попала и Центральная Азия, с ее неустойчивой политической властью и недостатком безопасности.

Тревожный рост объединения или появления новой идентичности на основе насилия также способствует нестабильности и демонстрируется в Ираке, Сирии и ЦАР (и, вероятно, в Мьянме и Шри-Ланки). Наконец, напряженность по линии «центр-периферия» сократилась в целому ряде стран в этом списке. Мали, Ливия, Судан и Ирак — плюс Афганистан, Сомали, Йемен и другие – все пытаются найти компромисс между сильным, централизованным управлением, которое, к сожалению, оказывается неработоспособным и его альтернативами, стремясь не допустить распада государства или роста сепаратизма.

Но, несмотря на различные причины, верным остается одно утверждение — смертельный конфликт редко приходит из ниоткуда или является полностью непредвиденным. Он обычно имеет длинные корни: в отсталости; в неспособности государства предоставить всем своим гражданам  основные общественные блага; в неравенстве. Эти факты также показывают, что повышение устойчивости наиболее уязвимых стран, возможно, является одним из самых больших моральных и политических вызовов нашего времени и их преодоление требует много времени, настойчивости и ресурсы.

 

 
Статья прочитана 2617 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos