Забытый ЦРУшник-продолжение истории

Роберт Левинсон провел на службе в ФБР США 28 лет. Он работал в Управлении по борьбе с наркотиками и имел значительный опыт вербовки информаторов. Его бывшие коллеги говорят, что он был хорошим собеседником, который имел терпение вытянуть людей на разговор и завоевать их доверие.

После распада Советского Союза, Левинсон сменил фокус своего внимания с боссов мафиозных кокаиновых картелей, на организованную преступность, родом из бывшего СССР. В этой сфере он добился значительных успехов.

В начале 1990-х на конференции, посвященной борьбе с организованной преступностью, Левинсон слушал выступления аналитика ЦРУ по имени Энн Яблонски и увидел в нем родственную душу.

Яблонски была, пожалуй, лучшим правительственным экспертом по российской организованной преступности. Бывшие коллеги говорят, что она обладала энциклопедической памятью. Когда у представителей Белого дома появлялись вопросы о российской организованной преступности, они часто вызывали непосредственно Яблонски.

В относительно степенном мире аналитиков ЦРУ, Яблонски отличалась причудливым характером. Она занималась йогой и лично делала корм для кошек.

После конференции, Левинсон оставил записку для Яблонски в ее отеле и они начали обмениваться замечаниями об организованной преступности. Яблонски пригласила Левинсона в штаб-квартиру ЦРУ в Лэнгли, чтобы он поговорил с ее коллегами в Управлении русского и европейского анализа.

К тому времени как в 1998 году Левинсон вышел в отставку из ФБР, он и Яблонски были близкими друзьями.

Выйдя на пенсию, Левинсон работал частным детективом, путешествуя по миру и собирая информацию для корпоративных клиентов. Яблонски, тем временем, процветала в ЦРУ. После терактов 11 сентября, она удостоилась чести каждое утро информировать генерального прокурора США и директора ФБР о террористических угрозах.

В 2005 году Яблонски перевелась в Управление по транснациональным вопросам, команду ЦРУ, который отслеживает трансграничные угрозы через границы. Она сразу же пригласила Левинсона, чтобы он прочитал лекцию экспертам по отмыванию денег ЦРУ.

В июне 2006 года глава управления по незаконным финансам ЦРУ нанял Левинсона. Как и большинство контрактов ЦРУ, это не стало достоянием общественности, но не было и засекречено.

По своей сути, ЦРУ состоит из двух групп: оперативников и аналитиков. Оперативники собирают разведывательные данные и вербуют шпионов. Аналитики получают пряди информации и ткут из них сообщения для руководства. Их обязанности не пересекаются: оперативники работают с шпионами, аналитики работают с информацией.

Левинсон был нанят на работу в команде аналитиков. Его контракт, стоимостью 85 тысяч долларов, предусматривал написание отчетов для ЦРУ на основе своего опыта. Но с самого начала, он стал заниматься другим. Он не писал научные диссертации по тонкостям отмывания денег. Он вел сбор разведывательных данных.

Он раскрыл конфиденциальную информацию о колумбийских повстанцах. Он выкопал компромат на президента Венесуэлы. Он получал фотографии и документы на вооруженные формирования, И он встретился с источником о ядерной программе Ирана. В течении нескольких месяцев Левинсон отправил в ЦРУ 20 пакетов, содержащих в том числе фотографии, компьютерные диски и документы.

Но взаимодействие Левинсона с ЦРУ было организовано очень странно.

Агентство поручило ему высылать свои пакеты не в штаб-квартиру или по электронной почте по государственным адресам. Вместо этого, ему сказали, чтобы он отправлял пакеты на домашний адрес Яблонски и на ее личную электронную почту. По всей видимости, Яблонски просто хотела избежать длительного процесса распределения почты в ЦРУ.

Вся договоренности были настолько странным, что следователи ЦРУ, проводившие внутренне расследование сначала даже заподозрили шпионаж.

Более того, группа по борьбе с незаконными финансами не выполнила процедуры, типичные для международных поездок.

Чем больше Левинсон делал для агентства, тем больше его кураторы отходили от основных правил ЦРУ. Они даже не проводили его проверку на работу на другие спецслужбы.

Работа Левинсона размыли границы между его статусом частного подрядчика и правительственного агента.

5 февраля 2007 года, Левинсон сообщил по электронной почте Яблонски, что он начал собирать разведданные о иранской коррупции. Он сказал, что договорился о встрече с информатором в Дубае или на острове неподалеку. Для организации встречи ему пришлось тратить собственные деньги. Через несколько дней, Левинсон встретился с Яблонски и ее мужем на ужине в пригороде Вашингтона. 12 февраля, Левинсон снова написал электронное письмо Яблонски, в ответ на которое аналитик ЦРУ убеждала его продолжать работу без получения официального финансирования от ЦРУ.

Левинсон прибыл в Дубай 3 марта 2007 года. 8 марта, он сел на рейс до Киш-Айленда, туристического острова в 11 милях от южного побережья Ирана. В отличие от поездки в Дубай, этот визит осуществлялся исключительно для ЦРУ.

Источником Левинсона на острове Киш был Дауд Салахуддин, беглец от американского правосудия, разыскиваемый за убийство бывшего иранского дипломата в Мэриленде в 1980 году. В интервью с ABC News и New Yorker, Салахуддин уже признавался в убийстве дипломата.

Самолет Левинсона приземлился поздно утром 8 марта. Он зарегистрировался в отеле Марьям, в нескольких кварталах от восточных пляжей и через несколько часов встретился с Салахутдином, после чего он пропал.

Яблонски была в офисе, когда стало известно, что Левинсон пропал без вести. Она пошла в ванную и ее вырвало.

Агенты ФБР начали задавать вопросы об исчезновении Левинсона и ЦРУ начало официальное расследование. В ответ аналитический департамент сообщил, что да, Левинсон сделал несколько презентаций и провел некоторую аналитическую работу. Но ему не платили денег и не уполномочивали проводить работу по Ирану.

 

 
Статья прочитана 930 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos