Турция-Сирия: уроки прошлого

Одним из самых последовательных сторонников нанесения военного удара по Сирии в последнее время выступала Анкара. Ближайший сосед Дамаска – турецкое правительство имеет сложные уроки прошлых взаимоотношений между странами.

Многие забыли об этом, но в 1998 году, относительно недавно по историческим меркам, Турция и Сирия уже стояли на пороге вооруженного конфликта. Тот осенний кризис начался с заявления генерала Атиллы Атеши, командующего сухопутными турецкими войсками. Он объявил, что Дамаск должен изгнать со своей территории Абдуллу Оджалана и Курдскую рабочую партию (КРП), военизированную группировку, которая вела борьбус турецким правительством с 1984 года. Турецкие танки были готовы вторгнуться в Сирию. Не желая эскалации конфликта, правительство Хафеза аль-Асада, отца нынешнего президента Сирии, выполнило требование Анкары и изгналоОджалана. Турецкие спецслужбы захватили лидера КРП, объявленного «врагом №1» в феврале 1999 года, через пять месяцев после выступления Атеша.

Сегодня, энтузиазм Анкары по поводу возможных авиаударов США по объектам, контролируемым Башаром аль-Асадом, заставляет вспомнить ту роковую осень1998 года. Даже в то время, когда вероятность военных действий США против Сирии увеличивается день за днем, премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган и министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу высказывают разочарование тем, что их западные и ближневосточные союзники не желают использовать все средства, необходимые для быстрого свержения режима Асада. Возможно, в своей агрессивной риторике они намереваются повторить успех 1998 года. Но уроки того кризиса выглядят несколько по-другому.

Прежде всего, Турция трезво оценивать все доступные для достижения своих целей средства. Хотя у Анкары в действительности не было достаточно ресурсов, чтобы в 1998 году разгромить Сирию в одиночку, Анкаре все-таки удалось оказать давление на Дамаск. Но, если сравнить те заявления с реакцией правительства Эрдоганана факт сбития турецкого истребителя и обстрелов турецких приграничных городов в прошлом году, становится ясно, что Анкара, возможно, уже потеряли военную инициативу. СегодняТурция скорее старается подтолкнуть своих западных союзников к атаке правительство Асада, а не демонстрирует свои собственные мышцы. Сейчас Сирия, как не странно уже не так боится Турции.

Второй урок заключается в том, что нужно всегда предоставлять противнику вариант решения проблемы. В 1998 году Турция попросила Сирию выбрать один из двух неприятных вариантов: отказаться от своей поддержки РПК и потерять козырь в общении с Анкарой или ввязаться в прямой военный конфликт. Выбирая меньшее из двух зол, старший Асад выслал из страны Оджалана и его последователей. Но даже после такого неприкрытого давления на Асада, Турция дала сирийскому лидеру шанс на нормализацию отношений, каковое и состоялось вскоре после кризиса.

В октябре 1998 года Турция и Сирия подписали соглашение, в котором они обязались не поддерживать группы боевиков, воюющих против Анкары или Дамаска. Четыре года спустя, Гусейн Кыврыкоглу и Хасана Туркмани, начальники Генерального штаба турецких и сирийских вооруженных сил, соответственно, подписали соглашение о военном сотрудничестве. Позже в 2002 году, после прихода к власти Эрдогана, он принял лозунг «нулевые проблемы с соседями». Политические и коммерческие отношения между Турцией и Сирией улучшились до такой степени, что объем торговли между двумя странами увеличился в несколько раз и они даже начали переговоры о создании региональной зоны свободной торговли.

Вывод из этого урока очень прост: независимо от того, насколько вы не любите вашего противника или, как он ужасен в вашем представлении — дипломатия почти всегда лучше, чем война.

Следует помнить, что старший Асад был обвинен не в меньших жертвах по сравнению со своим сыном, особенно если принять во внимание 20 тысяч жертв в результате подавления восстания в Хаме 1982 году и десятки тысяч погибших в боях между турецким правительством и поддерживаемой Сирией РПК с 1984 по 1998 год. Если турецкие лидеры могли торговаться с врагом для достижения высшей цели в 1998 году, нет никакой причины, почему они не могут сделать то же самое сегодня.

Третий урок заключается в необходимости поддерживать тесное сотрудничество с союзниками, при этом не смешивая их цели со своими. Во время кризиса 1998 года, Турция тесно сотрудничала с США и Израилем, но как только она получила то, что хотела, она начала проводить независимую политику по отношению к Сирии. Правительству Эрдогана принадлежит большая заслуга в продолжении этого независимого курса, с 2002 по 2011 год.

Сегодня, однако, то же самое турецкое правительствоне имеют четкого определения своих целей в Сирии. Конечно, он хочет, избавиться от Асада, но что произойдет потом? Действительно ли Анкара преследует собственные цели в Сирии или она бьется за интересы Эр-Рияда, Дохи иВашингтона?

Военные действия против Сирии могут привести к возможной конфронтации между Ираном и Соединенными Штатами, которая будет иметь катастрофические последствия для Турции. Анкаре, было бы целесообразно иметь четко определенные цели в Сирии и более тщательно выбирать своих друзей.

Турции также стоит помнить, какое время требуется для выхода из кризиса. Анкара потратила много времени для решения своих проблем после противостояния 1998 годаи поимки Оджалана. Первый крупный набор реформ по культурным правам курдовстал законом только летом 2002 года. До сих пор не решенный курдский вопрос в Турции привел к тому, что Анкара не может взаимодействовать с курдскими районами на севере Сириив конструктивной форме. Турецкое правительство до сих пор не имеет четкого плана налаживания взаимоотношений со своими собственными курдами, не говоря уж о сирийской диаспоре. Турция, которая еще не решиласвою курдскую проблема вряд ли может бороться «за мир во всем мире».

Последний и, возможно, самый важный урок кризиса 1998 года — обеспечение общественной поддержки. В 1998 году, вне зависимости от того, как к этому относиться, турецкое общественное мнение приветствовало перспективы войны с Сирией. Что более важно, угроза военных действий против Сирии, которая завершились захватом Оджалана, дала огромные преимущества для премьер-министра Бюлента Эджевита и обеспечила ему впечатляющую победу на выборах в апреле 1999 года.

Сегодня ситуация для Эрдогана и его партии складывается совершенно иначе: народ Турции категорически против участия своей страны в сирийской гражданской войне. Эти настроения могут обернуться против самого Эрдогана и стать «сопутствующим ущербом» от расширения войны. Эти уроки турецко-сирийского противостояния 1998 года могли бы помочь лицам, принимающим решения в Анкаре, не потерять общественную поддержку.

автор — Сергей Серков

 
Статья прочитана 2013 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos