Год Шойгу

Год назад Президент России Владимир Путин сменил руководителя российского военного ведомства. Вместо Анатолия Сердюкова на эту высокую должность был назначен Сергей Шойгу. При этом бывший «главный спасатель России» казалось бы, отошел от руководства силовой структурой и довольно успешно начал работу на посту губернатора Московской области.

Смена власти в Министерстве обороны произошла на фоне громкого коррупционного скандала. Следственные органы выявили масштабное нецелевое использование военного имущества и продажу недвижимости по заниженным ценам структурам, связанным с военными чиновниками. Основной фигуранткой уголовного дела стала женщина – Евгения Васильева, которую пресса называла не менее как «гражданской женой Сердюкова». Следственный комитет несколько раз менял сумму ущерба, которая была причинена преступными действиями, однако уголовное дело до сих пор находится в стадии расследования.

Махинации с недвижимостью стали видимой и самой крупной частью военного коррупционного айсберга и логично, что первыми шагами Шойгу на посту министра обороны стало возвращение недвижимости, реализованной с нарушениями закона. Кроме того, в целях предотвращения повторения подобных ситуаций в будущем право распродажи высвобождающегося непрофильного военного имущества было передано от военных Росимуществу. Шаг довольно правильный, особенно учитывая то, что подобное разделение функций до этого было апробировано и на других ведомствах, в частности на российской таможне.

Экспертами этот шаг Шойгу был оценен, безусловно, положительно, запомнилась и энергичная деятельность нового министра по аресту акций одного из таких объектов: «31-го Государственного проектного института специального строительства», которая была предпринята довольно недавно – весной 2013 года.

Кроме того, из собственности Минобороны предусматривается и выведение ремонтных заводов, осуществляющих средний и капитальный ремонт военной техники. В ближайшем будущем они перейдут под управление оборонным госкорпорациям.

С ремонтом техники связано и другое нововведение Шойгу. Вместо заключения дополнительных контрактов на ремонт и обслуживание техники и вооружения новый министр ввел в действие систему, по которой предприятие-изготовитель будет отвечать за состояние оборудования на всех этапах жизненного цикла: от создания до утилизации. Полный переход на такую практику взаимодействия с оборонно-промышленным комплексом займет ближайшие два-три года. Переход на контракты такого типа произойдет в обязательном порядке. Пилотные договора по новой методике уже заключаются. Так, подобный формат взаимодействия прописан в контрактах Минобороны с такими крупными предприятиями ОПК, как КамАЗ и ульяновский авиационный завод «Авиастар».

Год деятельности Шойгу показал и самые высокие в постсоветской истории темпы обеспечения жильем военнослужащих. Стоит отметить, что эта работа была начата еще при его предшественнике и вряд ли вообще она могла бы развернуться без желания высшего политического руководства страны. Однако, закупка и строительство квартир не успевают за ростом количества военнослужащих, получающих право на жилье и в начале этого года список очередников возрос на 33 тысячи человек. Причины для такого дисбаланса были и вполне объективные – последние годы ознаменовались массовым сокращением численности офицерского корпуса. Однако действующие военнослужащие сейчас переводятся на другую систему обеспечения жильем – военную накопительную ипотеку. Что же касается очередников, претендующих улучшение жилищных условий в виде квартир, то руководством военного ведомства принято жесткое, но давно назревшее решение – заменить выдачу квартир единовременными выплатами (ЕДВ).

Такое решение оставляет за бортом многочисленную цепочку посредников и обслуживающего персонала, существенно оптимизируя расходы бюджета на выполнение задачи по обеспечению жильем военнослужащих. Ускорение процесса выдачи выплат позволит и существенно сэкономить военный бюджет в части содержания военнослужащих, находящихся «в распоряжении». Их насчитывается около 34 тысяч. В настоящее время на выплату им денежного довольствия государство ежегодно тратит около 32 миллиардов рублей. При этом никакой эффективной отдачи для Вооруженных сил от них практически нет. Простой арифметический расчет показывает, что только за счет этих средств государство может приобрести более 10 тысяч квартир стоимостью по 3 миллиона рублей, на треть уменьшив список очередников. Кстати, именно такая сумма – 3 миллиона рублей оглашена военными чиновниками, как минимальная сумма единовременной выплаты на приобретение жилья. Столько должен получить на покупку квартиры холостой военнослужащий, имеющий минимальную выслугу, необходимую для получения права на обеспечение квадратными метрами.

Год российской армии, прошедший под руководством Сергея Шойгу ознаменовался и значительным числом внезапных проверок боеготовности, которые предназначались для объективной оценки состояния войск. Около 20 лет такие проверки не проводились совсем, а оценки военным частям и соединениям выставлялись, как правило по итогам учений, который происходили в заранее известное время и на полигонах, знакомых солдатам и офицерам до последнего камешка и травинки. Первая проверка подняла по тревоге Центральный военный округ, после чего сигналы тревоги прозвучали на Западе, Юге и Востоке России. Совсем недавно – в октябре по тревоге был стратегические ядерные силы страны, дальняя авиация и войска воздушно-космической обороны. Последнее событие напомнило «день несостоявшегося ядерного апокалипсиса» — массовые учения ядерной триады Советского Союза, которые до смерти напугали западных военных аналитиков в далеком 1983 году.

Помимо оценки реального состояния боеготовности, такие проверки позволили и по-новому взглянуть на сложившуюся практику взаимодействия войск как между собой, так и с гражданским сектором экономики. Так, в частности была выявлена неразбериха с аэродромным обеспечением военно-транспортной авиации на дальневосточных аэродромах России, принадлежащих сейчас частным структурам. Кроме того, продолжалась отработка взаимодействия вооруженных сил с реальными и потенциальными союзниками. Прошли учения в рамках ОДКБ, отрабатывались маневры с армией республикой Беларусь и с китайскими военнослужащими.

Часть решений Сергей Шойгу касалась вещей скорее имиджевых. Так, после недолгого перерыва на военные парады были возвращены суворовцы и нахимовцы. На прежнее место, то есть на плечи, были возвращены и погоны на полевой форме. И то и другое решение вряд ли существенно сказывается на возможностях российских вооруженных сил и имеет как противников, так и сторонников. К решениям такого же, пропагандистского плана можно причислить и возвращение в состав военно-морского флота России и легендарного крейсера «Аврора». Корабль сыграл неоднозначную роль в современной истории нашей страны, и как боевая единица, он не только безнадежно устарел, но и даже не способен на самостоятельное передвижение. Но традиции в армии – вещь сакральная и трогать их без особой необходимости тоже не нужно.

Также достаточно спорным является и другое решение – возвращение в организационно-штатную структуру Российской армии дивизий. Однако, в отличии от погон и неподвижного крейсера распределение военнослужащих и техники ко конкретным боевым частям и соединениям имеет первостепенную роль для боеготовности. Достаточно вспомнить решения советского командования по изменению структуры Красной Армии во время Великой Отечественной войны. Если стрелковые дивизии просуществовали практически без изменений весь период боевых действий, то танковые части перекраивались по-живому на протяжении всей войны. Мехкорпуса, бригады, в итоге по Восточной Европе катком прошлись танковые армии. Впрочем, и в современной армии России пока уживаются и корпуса и дивизии. По всей видимости, выбор в пользу определенной структуры будет сделан по итогам нескольких проверок.

 
Статья прочитана 1745 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos