Самостоятельный Афганистан

Вблизи Кабула , рядом с рваными останками трех афганских полицейских грузовиков, уничтоженных придорожных бомб, растет слабое и молодое гранатовое дерево. Рядом с останками грузовиков и гранатовым деревом расположена небольшая база афганской национальной полиции. В пределах видимости также расположен бывший американский блокпост, где еще в прошлом году бушевали сражения против талибов.

В прошлые годы, базы афганской полиции имели легкий доступ к американским военным ресурсам и огневой мощи. Но сейчас ситуация изменилась, армейский блокпост недавно был передан афганской национальной армии, и американская роль сводится только к консультативной помощи.

Американские войска, которые имеют возможность реагировать на вооруженные нападения на афганские силы говорят, что их текущий статус подразумевает позу невмешательства. «Черные ястребы», уже не будет, например, перебрасывать американских спецназовцев для оказания помощи афганским силам. Афганские подразделения могут запрашивать американскую военную или эвакуационную помощь только при весьма ограниченных обстоятельствах. Практически с лета этого года сама себе.

В то время как обычные американские войска больше не проводят упреждающие боевые действия в районах, их командиры, такие, как генерал-майор Джон Гутьеррес, американский член консультативной команды из пехотного подразделения Национальной гвардии Аризоны, только консультируют своих коллег в афганской полиции. Гутьеррес тренирует офицеров полицейских подразделений в Агфнистане в планировании и управлении своими миссиями.

«Они понимают, что мы уезжаем, что их ресурсы истощаются, и что мы не можем как раньше предоставить им наши ресурсы», сказал Гутьеррес. «Тем не менее, мы обнаружили, что, когда они просят нас, чтобы сделать работу, которую они должны делать сами, а мы отвечаем отказом, им приходится работать самим».

Афганские полицейские на базе Аргандаба говорят, что их район является относительно мирным на данный момент, но они высказывают страх за судьбу своих коллег в Чопане и Мизане. Там, говорят, афганские силы сидят в окружении мин и самодельных взрывных устройств, установленных талибами.

«Когда (американские войска) были вынуждены покинуть район вражеские боевики напали на нас в течение двух недель», сказал 1-й лейтенант Кабир, молодой офицер афганской полиции в Забуле. «Они думали, что мы легко сдадимся, но мы отбивались и отпугнули их.»

Кабир сказал, что его сотрудники должны быть целеустремленными и хорошо сражаться, но им нужно лучшее оружие и боеприпасы, тем более что впереди лето, которое традиционно отмечается вспышкой активности боевиков.

Вполне вероятно, первые их атаки носили символический характер или представляли собой     разведку боем. В прошлые годы в Забуле и Кандагаре, талибы предпочтитали тактику, связанную с использованием самодельных взрывных устройств и автомобилей, начиненных взрывчаткой, вместо массивных нападений на укрепленные позиции.

Соединенные Штаты в значительной степени сняли с себя ответственность за поддержание безопасности в Афганистане. Вся полнота принятия решений сейчас падает на старших членов афганских сил безопасности, такие как полковник Джалани Хан, заместитель начальника полиции в Забуле. Он здоровенный 33-летний ветеран полицейской работы в Афганистане и является чем-то вроде местного мифического богатыря. Хан был ранен примерно в 11 раз (по разным оценкам) в своей карьере, и американские командиры характеризуют его как чрезвычайно способного лидера. Как и многие афганские силовики, Хан работал еще с советскими советниками в 1980-е годы. После вывода советских войск и гражданской войны, Хан во время правления талибов был брошен в тюрьму на семь лет, и до сих пор испытывает глубокое презрение к движению «Талибан».

«Он выглядит как Грязный Гарри Забула», сказал Гутьеррес. «Он тренировался еще с КГБ и русскими военными. Работая вместе профессионально я должен найти баланс между уважением к нему, которое он заслуживает и подобострастностью, которую испытывает к нему остальная афганская полиция».

Хан описывает афганскую национальную полиции в Забуле как страдающую от многих проблем. Он перечисляет проблемы, которые являются общими для всего Афганистана, а не только для полицейских сил Забула: неграмотность, коррупция и плохой уровень разведывательной сети.

В районе, где расположены форпосты Аргандаба, широко распространенная неграмотность затрудняет возможность работы его офицеров. У них есть трудности даже в общении с близлежащие сил. Две силы, полиция и национальная армия, обычно расположенные по соседству, часто даже отказываются работать вместе. Так, Хану однажды был даже запрещен въезд на афганскую военную базу.

Хан, уроженец дальней западной провинции Фарах, указал на недавний случай резни на своей родине. По крайней мере 44 человека были убиты в здании суда в результате нападения девяти боевиков Талибана. Хан считает, что эта бойня стала результатом слабой разведки афганских полицейских и военных. «Разведчики у нас очень слабые — они должны работать 24 часа в сутки, но вместо этого они спят», сказал Хан. «Они разворовывают огромные суммы».

Он сказал, что имеет строгие протоколы безопасности в своей штаб-квартире в Калате, и предположил, что если бы его коллеги в Фарахе сделал то же самое, резни бы не случилось.

Через два дня после этого, огромная бомба взорвалась между машинами американского и афганского конвоев. В результате теракта погибли пять американцев и афганский врача, и ранив еще 20. Целью нападения возможно был губернатор Мохаммад Ашраф Насери, который находился в непосредственной близости, но не пострадал.

Резня в Фарахе, которая была тщательно спланированным нападением в отдаленном и обычно тихом районе, и взрыв в Калате может предвещать начало первого сезона самостоятельных боев афганских сил безопасности. В Кабуле уже провели параллели между недавней резней и ранними атаками талибов во время их прихода к власти в 1996 году.

По данным американских солдат, реальное эффективное командование и управление афганскими силами безопасности зависит от горстки харизматичных, влиятельных лидеров, таких как полковник Хан и губернатор Насери. Покушения на такие ключевые фигуры, вероятно, будут в центре внимания будущих атак талибов с целью дестабилизировать обстановку в афганском правительстве.

Хан живет со своей семьей в деревне недалеко от Калате . Рядом с ним живут лидеры талибов и их семьям.

«Это напоминает мафию — они знают друг друга, но у них есть понимание: не связывайтесь с семьями друг друга,» сказал Гутьеррес. «Это создает определенны       й баланс, но он очень и очень хрупкий…»

 автор статьи — Сергей Серков

 
Статья прочитана 1752 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos