Стрелковое оружие России: эра автоматики

К 1930-м годам мировая военная мысль окончательно утвердилась во мнении, что «большие батальоны» — это безусловно положительно, но желательно, чтобы эти батальоны выпускали как можно больше пуль на один метр фронта. Соревнование за скорострельность началось отнюдь не в XX веке, еще во времена закованных в тяжелые латы существовали своеобразные пулеметчики – английские йомены, которые выпускали стрелы из луков с поражающей быстротой. И даже еще раньше, в ордах монгольских всадников, накатывавшихся на Россию и Европу с Востока, имелись всадники, которые могли поспорить в скорострельности даже с первыми образцами огнестрельного оружия.

Стрелковое оружие долго прозябало в однозарядном состоянии и довольно долгая процедура перезарядки мушкета или аркебузы диктовала и линейную тактику действия войск. Батальоны шли друг на друга плотным строем, сверкая позументами и начищенными медными касками, кавалерия неслась, держа равнение, в общем, война была красива, как на параде. Перелом наступил после изобретения унитарных патронов, а потом и магазинных винтовок, которые давали одному стрелку огневые возможности, превосходившие отделение мушкетеров XVII века. Подобное увеличение риска быть убитым, вместе с увеличением прицельной дальности привело к резкому изменению тактики стрелковых подразделений. Плотные строи рассыпались на цепи, пехота уже не гнушалась передвигаться по полю боя не строевым шагом, а бегом, а кое-где даже и ползком. Яркие мундиры и начищенные элементы одежды вызывали неподдельный интерес у вражеских метких стрелков и поэтому были заменены униформой цвета земли и грязи. Последней из великих держав отказалась от яркой формы, пожалуй, Франция, когда красные штаны и синие шинели рядовых оказались уже изрядно подпорчены в грязи Вердена и Марны.

Уже к 1910-м годам ведущие оружейные конструкторы мира пришли к мнению о необходимости создания самозарядных автоматических винтовок. Не обошла стороной эта тенденция и Россию. Работы велись многими конструкторами, но самым удачливым среди них стал Владимир Григорьевич Федоров, выходец из учительской семьи, кавалер наград как Российской Империи, так и Советского Союза, среди которых имеется даже уникальное звание «Герой Труда» — предшественник звания Героя Социалистического труда, дослужившийся до звания генерал-лейтенанта Красной Армии. Его автомат, продолжив общую тенденцию «похудания» калибров винтовочных патронов пришел к универсальному «промежуточному калибру», который позволил создать полноценное автоматическое оружие. Первое испытание автомата произошло в 1913 году. Для стрельбы использовался оригинальный патрон калибра 6,5 мм без выступающей закраины. Однако, автомат не был принят на вооружение до Первой мировой и вследствие этого Федорову пришлось переделывать его под японский патрон Арисака (6,5х50мм). Но необходимость вооружения пехоты автоматическим оружием еще не была осознана военным командованием, и, поэтому автоматами Федорова вооружили только небольшую группу солдат Измаильского полка и то только в 1916 году. Но полет мысли Федорова тормозился не только косностью военачальников, но и низкой технологической культурой промышленности. Российские предприятия просто не могли на то время выпускать качественное автоматическое оружие из-за скудности станочного парка. Любопытно, что в стандартной комплектации до 1923 года автомат Федорова стрелял исключительно одиночными, и только после сдачи пехотинцем соответствующего зачета ему выдавался отъемный переводчик огня, который давал возможность стрелять очередями.

Первым образцом индивидуального автоматического стрелкового оружия, разработанного и принятого на вооружение уже в СССР, стала автоматическая винтовка Симонова. В конкуренции с другим известным советским оружейником – Федором Васильевичем Токаревым, Сергей Гаврилович Симонов создал оружие, которое в 1936 году было принято на вооружение Красной Армии, а уже в 1938 году АВС-36 были вооружены пехотинцы 1-й Московской стрелковой дивизии. В 1939 году винтовка получила боевое крещение в ходе советско-финской («зимней») войны. Основным способом стрельбы из АВС был одиночный огонь, стрельба очередями допускалась по наставлениям лишь в экстренных случаях. По воспоминаниям наркома в Бориса Ванникова, именно возможность ведения стрельбы очередями стала причиной того, что Иосиф Сталин отдал в итоге свое предпочтение автоматической винтовке другого советского оружейника Федора Токарева.

СВТ-38, называемая в войсках «Светкой» была выпущена в отличии от АВС в довольно больших масштабах: 1,6 миллиона штук. Она была принята на вооружение в 1939 году и успела принять участие в «зимней» войне. СВТ была призвана заменить мосинскую «трехлинейку» и сначала ее производство было запущено на Тульском оружейном заводе, ранее выпускавшем «мосинки». В с 1940 года на конвейер встала новая модификация – СВТ-40. Кстати, как оказалось впоследствии, режим автоматического огня все же являлся необходимым, что привело к тому, что в 1942 году было запущено производство еще одной модификации – автоматических винтовок.

При всей полезности самозарядных и автоматических винтовок, в условиях массовой войны они имели серьезный недостаток, который сводил на нет их массовое распространение – техническую сложность, которая была недоступна значительному количеству пехотинцев, которые попадали в войска, что называется «от сохи».  Но в умелых руках, привыкших к железу СВТ была грозным оружием. Очень часто она использовалась морскими пехотинцами, которые имели более высокий уровень технического образования. А вот для массового насыщения «пулями на километр фронта»  в ходе боевых действий предназначались другие виды автоматического стрелкового оружия – пистолеты-пулеметы.

 

 
Статья прочитана 1671 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos