Стрелковое оружие России: век технических революций

«Передайте государю», что в Англии ружья кирпичом не чистят» — эта фраза из произведения «Левша» во многом определила развитие российского стрелкового оружия. Функциональность, простота производства и обслуживания и массовость были определяющими факторами при вооружении российских военных, что при императорах, что при генеральных секретарях, что при президентах. Возможно поэтому, удачные образцы российского оружия находились на вооружении армии десятки лет, уступая свое место только оружию действительно следующего поколения.

Россия вплоть до последнего времени делала ставку на массовую армию, которая должна была сокрушать врага «паровым катком», не считаясь с потерями. Такая стратегия и определяла порядок разработки, производства и эксплуатации стрелкового оружия России. Удача улыбалась «большим батальонам», а для того, чтобы их вооружить, штучного, тщательно выверенного производства попросту не хватало. Но и массовое, удобное и дешевое российское, а потом и советское стрелковое оружие сыграло свою положительную роль в российской истории.

Стоит отметить, что в дореволюционной России к закупкам стрелкового оружия за рубежом для нужд армии относились вполне снисходительно и не видели в этом особой угрозы для национальной безопасности. Впрочем, иностранные образцы тщательно изучались российскими «Левшами» и, при необходимости усовершенствовались, а запускались в серийное производство на территории страны уже в модернизированном варианте. Такая судьба, например , постигла винтовку, разработанную американским полковником Хайремом Берданом и усовершенствованную россиянами Горловым и Гуниусом. Принятая на вооружение в далеком 1868 году она благополучно стояла на вооружении российской армии до начала XX века, более того, она продолжала использоваться и во время первой мировой войны, а по некоторой информации и некоторых частях Красной Армии и в начальный период Великой Отечественной войны. Прослужив долгую службы в кадровых частях и в запасе, винтовка Бердана постепенно переходила в гражданский оборот. Особенно популярна стала ее переделка под гладкоствольный патрон, что привело к тому, что название «берданка» превратился из имени собственного в нарицательное и им стали обозначать уже практически любое стреляющее устройство. Но «берданка» была однозарядной, что к исходу XIX века представляло собой уже совершеннейших анахронизм. Российской армии требовалась магазинная или «повторительная» винтовка.

На смену винтовке Бердана, вернее самой распространенной ее модификации «винтовки Бердана №2» в 1891 году пришла трехлинейная винтовка Мосина, которая оставалась на вооружении российских солдат более чем 50 лет: от конца XIX века до конца Великой Отечественной войны. Прорывным решением, оказавшим влияние на развитие магазинных винтовок, стало изобретение в 1879 году в США магазина с расположением патронов в один ряд, расположенным перед спусковой скобой. Первые образцы оружия с такими магазинами появились в 1886 году  — винтовки Манлихера и в 1889 году – винтовки Маузера, в которой снаряжение магазина производилось уже с помощью обойм. Российское военное ведомство внимательно присматривалось к новинкам, которые стали еще более актуальными после широкого внедрения бездымного пороха, но не спешило, боясь повторить ошибки 1860-1870-х годов, когда в погоне за инновациями на вооружение быстро принимались (а потом и быстро снимались) сырые, неотработанные образцы оружия. Свою роль в разработке первого по-настоящему русского массового образца стрелкового оружия сыграл и великий химик Дмитрий Менделеев, который в 1889 году получил русский бездымный порох. Винтовка Мосина создавалась как оружейный комплекс – с новым и гильзами, капсюлями, пулями и даже новым порохом.

Изобретатель капитан Сергей Мосин создал свою винтовку по сути компиляцией из своей ранней однозарядной винтовки и магазинной системы, заимствованной в винтовке Манлихера. Век научно-технических открытий вполне допускал такое объединение. Параллельно с Мосиным на конкурс была представлена и винтовка бельгийца Леона Нагана. Конкурс проходил в несколько этапов, на каждом из которых выдвигались все возрастающие технические требования, в результате чего к финалу винтовки Мосина и Нагана выглядели практически одинаково. Но изготовленные практически «на коленке» мосинские винтовки на войсковых испытаниях показали втрое меньшее количество задержек в отличии от сработанных фабричным способом, тщательно подогнанных бельгийских винтовок. Вопрос надежности стал одним из основополагающих в российской оружейной школе. Но технологические новинки, имевшиеся в винтовке Нагана, оказали впечатление на членов государственной комиссии, и итоговый вариант мосинской винтовки был дополнен некоторыми элементами бельгийского изделия. Кроме того, члены госкомиссии сами внесли немало рационализаторских предложений, в результате чего винтовку официально компромиссно назвали не «Винтовкой Мосина», а «Русской 3-линейной винтовкой образца 1891 года», впрочем, император Александр III, несмотря на все свое славянофильство, вычеркнул из официального наименования слово «русская». Имя Сергея Мосина, как человека, стоявшего у истоков винтовки, вернулось в ее название только при Советской власти, в 1924 году.

К концу 1930-х годов, несмотря на произведенную модернизация винтовки Мосина стало ясно, что будущее стрелкового пехотного оружия принадлежит самозарядному автоматическому оружию. Но, несмотря на интенсивные разработки и достигнутые успехи в области автоматического оружия — мосинская винтовка еще долгое время стояла на вооружении Красной Армии и даже других государств, например Финляндии.

 
Статья прочитана 2174 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos