Часть вторая: рейтинг страха

Японию победила не Бомба, а Сталин?

Часть вторая: рейтинг страха

 Исторически сложилось так, что применение атомной бомбы в войне против Японии стало наиболее важным событием этой войны. С современной японской точки зрения, однако, не так просто отличить ядерную бомбардировку от других событий. В конце концов, трудно отличить одну каплю дождя от другой в разгар урагана.

Летом 1945 года ВВС США проводили одну из самых интенсивных кампаний по разрушению городов в мировой истории. Шестьдесят восемь городов в Японии были атакованы и все они были частично или полностью разрушены. По японским оценкам, 1,7 миллиона человек остались без крова, 300 тысяч были убиты, а 750 тысяч были ранены. Шестьдесят шесть из этих рейдов были проведены с обычными бомбами, а два с атомными бомбами. Разрушения, вызванные обычными атаками, были огромными. Ночь за ночью, на протяжении всего лета, японские города превращались в дым. В разгар этого каскада разрушений, не было бы удивительно, если та или иная индивидуальная атака не удавалась, даже если она была проведена с замечательным новым типом оружия.

Бомбардировщики Б-29, выполняющие полеты с Марианских островов могли нести — в зависимости от расположения мишени и высоты атаки — где-то между 7 и 9 тоннами бомб. Типичный рейд состоял из 500 бомбардировщиков. Это означает, что типичная бомбардировка  японского города оценивалась от 4 до 5 килотонн тротила. (Килотонна – это тысяча тонн и она является стандартной мерой измерения взрывной мощи ядерного оружия. Бомба, сброшенная на Хиросиму оценивалась в 16,5 килотонн, бомба, сброшенная на Нагасаки в 20 килотонн.) Учитывая, что использование множества бомб распространяло разрушения равномерно и, следовательно, было более эффективно — одна, более мощная бомба тратит большую часть своей мощности непосредственно в центре взрыва, всего лишь дополнительно разрушая уже разрушенные в щебень здания. Таким образом, можно было бы утверждать, что некоторые из обычных рейдов приблизились по своей эффективности к разрушительной силе двух атомных бомбардировок.

Первый из обычных рейдов, ночное нападение на Токио 9-10 марта 1945 года, остается единственной наиболее разрушительной атакой на город в истории войны. Около 4 тысяч гектаров было сожжено. По оценкам японцев город потерял 120 тысяч своих жителей, самое высокое число погибших от одной бомбардировки.

Мы часто думаем, что бомбардировка Хиросимы была гораздо хуже. Мы думаем, что число погибших в этом городе было максимальным. Но если у вас имеется график числа погибших во всех 68 городах, которые бомбили летом 1945 года, вы обнаружите, что Хиросима была второй с точки зрения жертв среди гражданского населения. Если вам предстоит определить площадь городских строений, которые были уничтожены, то вы обнаружите, что Хиросима была четвертой в списке. Если вам предстоит определить, какой процент городских строений был разрушен, то Хиросима была 17-й. Хиросима была явно в пределах параметров обычных атак, осуществляемых тем летом.

С нашей точки зрения, Хиросима, кажется экстраординарным явлением. Но если поставить себя на место руководителей Японии, знающих о ситуации до нападения на Хиросиму — картина значительно отличается. Если бы вы были одним из ключевых членов правительства Японии в конце июля и начале августа, ваш опыт оценки последствий бомбардировки был бы чем-нибудь вроде этого: в первой половине дня 17 июля вы получили сообщение, что в ночное время была произведена бомбардировка четырех городов: Оита, Хирацука, Нумазу и Кувана. Из них Оита и Хирацука были разрушены более чем на 50 процентов, Кувана был разрушен более чем на 75 процентов, а Нумазу, оказался поражен еще более серьезно, что-то вроде 90 процентов города были сожжены дотла.

Через три дня вы проснулись и обнаружили, что еще три города были атакованы. Фукуи  был разрушен более чем на 80 процентов. Через неделю, за одну ночь были атакованы еще три города. Два дня спустя, и еще шесть городов были атакованы в одну ночь, в том числе Ичиномийя, который был уничтожен на 75 процентов. 2 августа, вы бы пришли в офис и узнали, что еще четыре города подверглись бомбежке. И доклад включал бы в себя информацию о городе Тояма, который был уничтожен на 99,5 процента. Практически весь город был разрушен. Четыре дня спустя еще четыре города были атакованы. 6 августа, только один город, Хиросима, подвергся нападению, но сообщения говорят, что ущерб был отличным от предыдущего, и был использован новый тип бомбы. Расскажите, насколько эта новая атака выделялась на фоне уже разрушенных на протяжении предыдущих недель городов?

За три недели до Хиросимы, 26 японских городов подверглись нападению со стороны ВВС США. Из них восемь — или почти треть — были полностью разрушены или разрушены более чем Хиросима (в пересчете на процент уничтоженных строений). Тот факт, что в Японии летом 1945 года уже было разрушено 68 городов, создает серьезную угрозу для людей, которые хотят сделать бомбардировку Хиросимы причиной капитуляции Японии. Вопрос: если они сдались, потому что их город был разрушен, почему они не сдались, когда были разрушены другие 66 городов?

Если японские лидеры собирались сдаться, потому что были разрушены Хиросима и Нагасаки, то можно было бы ожидать, чтобы они были впечатлены результатами ядерной бомбардировки. Но реальность выглядит по-другому. Через два дня после бомбардировки Токио, отставной министр иностранных дел Японии Шидехара Киджуро выразил настроения, по всей видимости, широко распространенные среди японских высокопоставленных чиновников в то время. Шидехара заявил, что «люди постепенно привыкают к ежедневным бомбежкам. Со временем их единство и решимость будет расти сильнее». В письме к другу он заметил, что для граждан важно терпеть страдания, потому что «даже если сотни тысяч мирных жителей будут убиты, ранены или станут голодать, даже если миллионы зданий будут разрушены или сожжены», это даст дополнительное время для дипломатии. Стоит помнить, что Шидехара по японским меркам был вполне умеренным политиком

На самых высоких уровнях власти — в Верховном Совете – отношения к жертвам было таким же. Верховный Совет обсуждал важность того, чтобы Советский Союз и далее оставался нейтральным – он ни разу не обсуждал последствия бомбардировок японских городов. В сохранившихся записях, бомбардировки городов даже не упоминаются в ходе обсуждений Верховного Совета за исключением двух случаев: один раз мимоходом в мае 1945 года и один раз во время широкого обсуждения в ночь на 9 августа. Основываясь на доказательствах, трудно сделать вывод, что японские лидеры думали, будто бомбардировка городов — по сравнению с другими неотложными делами вообще имеет большое значение.

Генерал Анами 13 августа отметил, что атомные бомбардировки были не более угрожающими, чем тонны зажигательных бомб, которые Япония пережила в течение нескольких месяцев. Если взрывы в Хиросиме и Нагасаки были не хуже, чем море огня, и если лидеры Японии не считали их достаточно важными, чтобы подробно обсудить, как можно думать, что бомбардировка Хиросимы и Нагасаки принудила их к капитуляции?

автор статьи — Сергей Серков

 
Статья прочитана 4857 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos