Квартиры выдадут деньгами — такова офицерская доля

На вчерашней встрече с коллегами из правительства глава Минобороны Сергей Шойгу пояснил, по какой причине в армии необходимо ввести новую схему расчетов по квартирам: вместо предоставления реального жилья — платить военным деньги на покупку жилплощади.

После заседания правительства РФ, где Шойгу был одним из докладчиков, он отметил, что благодаря переходу на ЕДВ (единовременную денежную выплату), расходы на приобретение и строительство жилья, а также на содержание незаселенных квартир удастся свести к минимуму, и кроме того, военное ведомство избавится от несвойственной для себя фунции, связанной со строительством жилья.

Выступление главы военного ведомства не транслировалось для прессы. Шойгу поделился с журналистам лишь некоторыми деталями разговора. По мнению руководителя Минобороны, единовременная денежная выплата — это единственный шанс ликвидировать армейскую квартирную очередь и выполнить обещание сделать это во второй половине 2015 года. Следовательно, проект федерального закона должен быть подготовлен и внесен в Госдуму уже в ближайшее время. Денежная выплата будет прописана в качестве основной формы обеспечения военных постоянным жильем.

Руководство военного ведомства рассчитало, что офицер при увольнении должен получить более 3 миллионов рублей на приобретение жилья.

Шойгу не стал скрывать, что на сегодняшний день в ведомстве числится порядка 34 тыс. офицеров и прапорщиков, которых нельзя уволить с военной службы без предоставления жилья. Ежегодно содержание так называемых распоряженцев, то есть людей де-факто уже не связанных с армией, а де-юре все еще находящихся в строю, обходится бюджету в 32 миллиарда рублей. Разумеется, для монетизации жилищных прав понадобятся средства. Минобороны предварительно назвало цифру — 3 миллиона рублей. Но это лишь нижняя планка. Столько будет получать холостой офицер.

Откуда же деньги возьмутся? В первую очередь, из той статьи расходов, которая используется для приобретения и строительства жилья. Непрофильные активы Минобороны также могут стать неплохим источников дополнительных средств. В любом случае военному ведомству их необходимо освоить. Однако чтобы снова не повторять скандальную историю с «Оборонсервисом», глава военного ведомства обратился в правительство с просьбой избавить армейское руководство от коммерческих функций.

Суть идеи заключается в следующем. Минобороны начнет привлекать к работе специализированные организации, которые обладают необходимым опытом и ресурсами для продажи высвобождаемого имущества. В свою очередь, по словам министра обороны, средства от реализации имущества будут направлены на укрепление обороноспособности России.

Руководство Министерства обороны России в начале июня 2013 года озвучило цены возможной денежной компенсации военнослужащим, претендующим на получение жилья. По словам Руслана Цаликова, заместителя главы военного ведомства, минимальная планка выплат составит 3 миллиона рублей. Данную сумму получит холостой военнослужащий, имеющий право на получение квартиры. На начало 2013 года в очереди на получение жилья в Минобороны России состояло 55 тысяч человек и по словам Цаликова, введение денежной компенсации позволит полностью решить проблемы с обеспечением жильем и ликвидирует само понятие «очередь на жилье».

Что ни говори, но система натурального распределения квартир военнослужащим, доставшаяся в наследство от Советского Союза, абсолютно неприменима к нынешнему экономическому укладу в России. Раздача квартир имела смысл, когда они практически не имели материальной ценности, и могли служить максимум объектом обмена на другую приблизительно равную по метражу жилую площадь. Да и то, такой обмен мог состояться при условии, что находился желающий сменить место жительства в обратном направлении. Таким образом, практическая ценность однокомнатной квартиры в Москве и аналогичной в Омске была практически идентичной. И уж тем более не было никакой возможности обменять даже полногабаритную московскую квартиру с потолками по три метра даже на скромный домик на солнечном берегу Болгарии, не говоря уж о вилле в Таиланде.

Принесенная практически без изменений из Советского Союза система натурального обеспечения жильем на плодородной почве нового российского капитализма пустила буйные ростки коррупции. Это не удивительно, практически в одночасье все в нашей стране стало иметь конкретную цену и жилплощадь в Москве и даже в том же Омске неожиданно стала иметь вполне конкретную цену не только в привычных рублях, но и во вполне свободно конвертируемой валюте. Теперь уже не было никакой необходимости искать желающего обменять квартиру: жилая площадь продавалась за любую валюту. А вот применение валюте (и рублям, и долларам, и евро, и даже экзотическим замбийским квачам) можно было найти самое разнообразное: от практичного помещения в швейцарский банк, до покупки жилплощади в любом уголке земного шара.

Казалось, напрашивается вполне естественное решение жилищного вопроса среди уволенных военных: получил деньги и покупай себе жилплощадь по вкусу, хоть в Москве, хоть в Патайе.

Но Министерство обороны с завидным упорством продолжало цепляться за схему натурального обеспечения жильем. С одной стороны, вливание денег в российские строительные компании  давало толчок развитию этой отрасли, создавало рабочие места и двигало российскую экономику хоть немного, но вперед. С другой стороны, право продавать свежеполученную квартиру у новоселов-отставников никто не отбирал, чем некоторая часть из них не преминула и воспользоваться.

Кроме того, раздача квартир неизбежно порождала создание определенной бюрократической структуры, которая, с одной стороны, раздавала заказы строительным компаниям (по конкурсу, конечно же, а вы как подумали?), а с другой стороны вела учет нуждающихся, перемещала людей в очереди взад и вперед и предлагала им на выбор квартиры в том или ином населенном пункте. В свете того, что каждая квартира имеет свою конкретную ценность во вполне конкретных деньгах – процедура раздачи квартир начала представлять собой увлекательный аттракцион, где каждый военнослужащий надеялся сорвать джек-пот в виде квартиры с видом на рубиновые звезды Кремля. Но в отличие от обычной лотереи на раздаче тут сидел не его величество случай, а очень слабое существо – человек. Сказать, что в таком случае неизбежно должна возникнуть коррупция – это значит вообще ничего не сказать. Деньги, большие, просто огромные деньги ежедневно проходили через руки чиновников разного уровня. И вымогать деньги им не надо было – наоборот, находилась масса желающих прямо таки насильно вручить им лишние деньги: и за выигрыш выгодного тендера на строительство и за получение квартиры в доме в хорошем районе. Конечно же, в результате, деньги неизбежно меняли хозяев, и этот механизм продолжал крутиться к обоюдному удовлетворению всех сторон.

Еще одним аспектом раздачи квартир было то, что очередники соглашались далеко не на каждый предложенный вариант. Многие были такими привередливыми действительно из-за того, что предлагаемые варианты иногда представляли собой одинокие дома, отдельно стоящие практически посреди чистого поля. Но были и такие, которым просто нравилось находиться в распоряжении и бесконечно ждать очереди на жилье. Статус «в распоряжении» позволял получать довольно солидное ежемесячное денежное довольствие. Сумма этого довольствия во многих, если не в большинстве регионов России превышает среднюю зарплату.

 
Статья прочитана 4276 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos