Китайская авиация учится рисковать

Китайский боевой самолет летел мимо города и кружился как осиновый лист. После этого он взорвался и упал на полуострове Шаньдун, там, где он вдается в Желтое море.

«Он летел, летел, потом бац, вдруг упал на землю», говорит свидетель, который зафиксировал в конце марта падение китайского боевого самолета, а потом выложил его на местном видеохостинге.

Огромный столб черного дыма, все еще вздымающегося из обломков через 20 минут после взрыва, дает основания предполагать, что баки самолета были полны в момент катастрофы.

Эксперты предполагают, что причиной аварии могло стать блокирование топлива в одном из внешних крыльевых баков, что приводит к дисбалансу веса. После этого самолет мог попасть в плоский штопор, после чего истребитель советского производства Су-27 рухнул на землю.

Свидетели предполагают, что летчики не успели катапультироваться и погибли, возможно пытаясь до конца спасти машину. Теперь имена пилотов Yu Liang, 33 лет, и Ву Yongming, 36 лет будут добавлены к 1747 фамилиям героев на стене в Китайском музее авиации в Пекине.

Сбои в военной авиации случаются, даже в самых развитых странах мира. Но профессиональные военные наблюдатели считают, что чем больше они видят событий внутри одних из самых закрытых сил в мире военно-воздушных сил, тем больше у них возникает вопросов к китайской военной авиации.

По их мнению, китайские военные пилоты не являются должным образом обученными профессионалами. Авиация Народно-освободительной армии Китая (НОАК), находящаяся под жестким централизованным управлением насчитывает около 2 тысяч самолетов. Для сравнения, авиация вооруженных сил США насчитывает около 3 тысяч машин. Оценивая аварийность ВВС НОАК в мирное время, эксперты считают, что пилоты не тратят достаточно времени в воздухе для обучения.

В то время как китайские военные энтузиасты увидели в описанной аварии всего лишь досадную неудачу, специалисты увидели в ней знак, что ВВС НОАК, возможно, начинают перестройку программы обучения пилотов, чтобы они соответствовали своим дорогостоящим машинам и могли конкурировать с американскими, тайваньскими или японскими коллегами.

«Они должны идти на риск», говорит Роберт Рубель, офицер, обучавшийся ранее в военной авиационной школе ВМС США «Top Gun»: «Я терял контроль над каждым самолетом, на котором я когда-либо пробовал летать».

В китайской версии знаменитого фильма «Top Gun», фигурирует отчаянный, рискованный командир авиационного крыла, который намеревается перетащить ВВС НОАК в 21 веке. Главные герои в фильме производства 2010 года – «Skyfighters», тоже носят солнцезащитные авиационные и флиртуют с женщинами-инструкторами, проносясь на мотоцикле вдоль взлетно-посадочной полосы. Основное отличие от оригинала заключается в том, что хорошие парни в нем на картах изображаются красными значками, а не синими.

Мораль фильма в том, что в нем показан некий идеал будущего, когда в отличии от существующей практики пилоты ВВС НОАК будут вознаграждаться за проявление инициативы и даже за проявления разумного риска.

Главный герой фильма — командир Юэ, шутит о президенте США, постоянно говорит о войне, и готов пожертвовать своей жизнью, чтобы спасти нацию.

Фильм бросает вызов глубоко укоренившейся в Китае практике принятия решений на основании консенсуса.

Он открывается сценой с пилотом, который чудом избегает военно-полевого суда по факту аварии его Су-27. В течение фильма командир Юэ не обладает всей полнотой власти и он должен считаться с политическим комиссаром, который не имеет профессиональных знаний.

Американские и австралийские командиры обязаны делегировать ответственность, как можно более далеко вниз по цепочке, и пилотов учат взвешенно и самостоятельно принимать свои собственные решения, в соответствии с опытом ветеранов. Они раз за разом проходят через бесконечные процедуры на тренажерах, для того, чтобы усвоить основные параметры и принимать мгновенные решения без сеансов радиосвязи.

Капитан Юэ, с другой стороны, покорно подчиняется множеству мелких приказов, а затем игнорирует единственный, который имеет значение. «Я считаю, что самолет имеет душу», говорит он военному трибуналу, объясняя, почему он отказался катапультироваться. В итоге он не только сохраняет право управлять самолетом, но и получает овации.

Фильм, созданный кинематографической студией НОАК в сотрудничестве с политическим отделом ВВС НОАК и отделом пропаганды Пекинского муниципального правительства, конечно же, не является реальной жизнью. Но многие из организационных слабостей НОАК изображенные в «Skyfighters» напоминают те, о наличии которых предупреждают эксперты по китайской армии.

Наиболее громкой задачей НОАК является оснащение недавно обновленного бывшего недостроенного советского авианосца, получившего название «Ляонин», самолетами китайского производства. Они созданы по технологии «обратного инжиниринга» на основе советских образцов и призваны удовлетворить амбиции КНР в военно-морской политике.

Недавно капитан «Ляонина» проинформировал атташе по вопросам обороны в Пекине и подтвердил стремление строить больше авианосцев с большими возможностями. Он также признался, что на корабле планируется развернуть только 12 пилотов для истребителей J-15. Они должны научиться работать в облачные безлунные ночи, когда нет горизонта, и, освоить приземление на палубу, при качке, когда ее колебания составляют 3-4 метра. Кроме того, морские пилоты должны разработать специфическую культурную систему, чтобы избегать ошибок.

ВМС США потеряли 13 000 самолетов и 9000 военных летчиков в четырех десятилетиях после Второй мировой войны, в основном в результате несчастных случаев, а не от огня противника. Специалисты утверждают, что большая часть этих потерь были связаны с культурой, где капитаны ВМС США не прислушивались к мнению авиаторов флота. По итогам расследований были созданы центры безопасности в ВВС и ВМС. В результате в ВВС США аварийность упала, главным образом благодаря централизованной структуре и стандартизированным практикам, но аварийность все еще продолжает расти на американском флоте.

Китайские офицеры понимают, что перед ними лежит длинный путь, но уже можно сказать, что терпимость к риску повышается в связи с жесткими требованиями со стороны нового главнокомандующего — Си Цзиньпина. «Несчастные случаи – это цена, которую нужно заплатить, чтобы улучшить боеспособность», сказал старший полковник ВВС НОАК Дай Сюй: «Это цена научного прогресса.»

 автор статьи — Сергей Серков

 
Статья прочитана 603 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: [email protected] «ВОЕННОВОСТИ.РУ».