“Единство Поволжья” и жилье для военнослужащих

Удастся ли военнослужащим отсудить у организации “Единство Поволжья” жилье, обещанное тринадцать лет назад?

В истории с саратовскими квартирами для военных, которые те не могут получить на протяжение 13 лет из-за того, что компания-застройщик обанкротилась, появились новые эпизоды.

Прокуратура Саратовской области отменила два незаконных постановления о прекращении уголовных дел, возбужденных по фактам мошеннических действий с недвижимостью в 2007 и 2008 гг. и прекращенных в 2009 и 2011 гг., после чего производство по ним было возобновлено. Тем временем военная прокуратура Саратовского гарнизона заявила о том, что военнослужащие претендуют на 33 квартиры. У журналистов появился ряд вопросов. Удастся ли военнослужащим получить десятую часть площади в новом построенном здании вместо предоставленного им земельного участка. Лигитимен ли был контракт между учредителями компании «Единство Поволжья” и должностными лицами Минобороны? Как идет расследование по уголовным делам, что были возбуждены ранее?

Журналисты уже много раз писали об истории долгостроя на улице Разина. Пересказывать подробности смысла нет. Напомним лишь, что уже 13 лет военное ведомство не может дождаться, когда «Единство Поволжья» передаст обещанные квартиры. Строительство закончилось еще 4 года назад, но застройщик тут же объявил себя банкротом, а суды идут по сей день. Журналисты выясняют, как государство защищает свои права на имущество.

Бесплодная попытка

Интересы Минобороны защищает военная прокуратура Саратовского гарнизона. Постараемся привести цитаты из полученного из данного ведомства письма: «Установлено, что 20 декабря 1999 года Министерством обороны РФ в лице КЭУ ПриВО (г. Самара) был заключен договор с НП «Единство Поволжья» на указанном земельном участке (военный городок № 4), с выделением 10% от общей площади вводимого жилья МО РФ».

Отметим также, что в документах идет речь о том, что 10 сентября 2007 года военный прокурор ПУрВО обращался в Арбитражный суд Саратовской области. В исковом заявлении было признание сделки недействительной. Надзорное ведомство предпринимало попытки оспорить договор. Перед этим имела место проверка, которую проводила военная прокуратура Саратовского гарнизона. В результате проверки прокуратура выявила «нарушения при заключении договора долевого участия в строительстве жилого дома».

Увы, судебные разбирательства оказались не на стороне истцов. В письме заместителя прокурора Селиванова говорится следующее: «Решением Арбитражного суда Саратовской области от 17 мая 2008 года по делу №А-57/21353/2007-39 в удовлетворении исковых требований военного прокурора было отказано, в связи с истечением сроков исковой давности».

Такой вариант развития событий стал ожидаемым и закономерным завершением процесс. Срок исковой давности по этой категории дел составляет три года, а договор был заключен в 1999 году. Ответчикам необходимо было лишь заявить о пропуске срока обжалования, в результате чего суд отказал в иске прокуратуре, поскольку игнорировать правовые нормы не мог.

На сегодняшний день есть возможность лишь заявить свои требования на квартиры в рамках дела о банкротстве застройщика. Военная прокуратура об этом и сообщает: «В настоящее время Минобороны России в Арбитражный суд Саратовской области подано заявление о включении требований Минобороны России о передаче 33 квартир в доме по адресу: г. Саратов, ул. Степана Разина, д.4, в реестр кредиторов должников (НП «Единство Поволжья»), которое находится в стадии рассмотрения».

Пожалуй, сейчас пора напомнить, что по решению арбитражного суда НП «Единство Поволжья» в 2009 году было признано несостоятельным, соответственно рассчитаться по своим обязательствам не может.

На сегодняшний день обанкротившаяся организация располагает только квартирами, не распределенными между дольщиками. Кроме того, гарантировать, что реестр лиц и организаций, которым причитаются квадратные метры, компания вела добросовестно, нельзя. Правоохранительные органы также признают этот факт неоднозначным, но об этом ниже.

Не вмешиваться?

Ниже можно ознакомиться с перепиской с областным ГУ МВД РФ, а также с прокуратурой региона. 17 мая 2013 года пришло письмо в котором говорится: «В производстве находилось три уголовных дела, возбужденных по фактам мошеннических действий  при реализации имущественных прав на жилые и нежилые помещения в построенном доме».

Напомним, что уголовные дела были возбуждены 25 января 2007 года, 20 августа 2008 года и 25 ноября 2008 года. Часть 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество) фигурирует в двух из них, и часть 3 из этой же статьи еще в одном. При этом два случая из трех сотрудниками силовых ведомств, которые возбуждали уголовные дела, преступление расценено как тяжкое, наказание за которое может быть лишение свободы сроком до 10 лет. Однако, признаки преступлений были выявлены значительно позже.

В этот же период стали всплывать первые поводы для предположения о том, что договор военнослужащих с «Единством Поволжья» является по меньшей мере сомнительным и может иметь неприятные последствия. Отметим, что в то время, когда на должности областного прокурора был ныне покойный Евгений Григорьев, силовики более уважительно относились к журналистскому расследованию. Первое уголовное дело возбудили спустя три месяца после публикации. После убийства главного прокурора практически сразу возбудили еще два уголовных дела: одно — летом 2008 года, еще одно- осенью того же года. По факту же усилия оказались напрасными, поскольку по сей день никаких конкретных результатов нет.

На сегодняшний день по данным силовых ведомств расследование части дел возобновилось, однако насколько этот факт может повлиять на ситуацию. С ноября 2008 года никаких новых уголовных дел не открывалось. Даже региональная прокуратура признает, что «Согласно учетным данным, в прокуратуру области поступило пятнадцать обращений граждан на действия НП «Единство Поволжья». Все они рассматривались прокуратурой области в установленном порядке и в предусмотренные законом сроки. По результатам рассмотрения заявителям направлялись мотивированные ответы».

Отметим, что из пятнадцати обращений уголовные дела были возбуждены лишь по трем из них. По какой причине прокуратура, СУ СКР и полиция раньше не занялись этим делом. Факты же были налицо. Объяснение тому можно найти в одном из писем от следователя УВД по Саратова Олега Буйновского, в котором говорится, что «…достоверно подтвердить факты удвоения при продаже квартир будет возможно только в случае принятия дома в эксплуатацию, когда жильцы начнут регистрировать права собственности». С учетом размера долгов компании «Единство Поволжья» и того факта, что у каждой квартиры теперь по нескольку собственников, весьма сомнительно, что военным отдадут их 33 квартиры.

Что это: коррупция или упущенная выгода?

 По словам одного из корреспондентов, военнослужащие могли бы извлечь из земельного участка на ул. Разина куда бОльшие дивиденды. Но лишь в том случае, если бы Минобороны, а точнее КЭУ ПриВО (г. Самара) не передало этот участок под строительство другой фирме, а выступило бы само в роли заказчика. Подтверждает это предположение то, что на земельном участке не было построек, так или иначе принадлежавших жителям или организациям. Здесь было лишь ведомственное здание, которое ко всему прочему было подключено ко всем коммуникациям. Соответственно затраты заказчика строительства были бы минимальными. Ему лишь осталось бы найти генерального подрядчика. В конечном итоге эту роль сыграла компания ОАО «Саратовоблжилстрой», получившая 58% площадей за возведение здания. Журналисты тогда написали следующее: «То есть, за вычетом долей строителей и военных, у «Единства Поволжья» оставалось еще 32% от площадей в доме. Это почти 8 тысяч квадратных метров жилья, или 110-120 квартир средней площадью 65 кв. м. Стоимость «двушки» в этом доме сейчас оценивается в 2 млн рублей. То есть доля «Единства Поволжья» оказывалась эквивалентной 240 млн рублей в нынешних ценах. Но давайте представим, если бы военные не передавали участок в руки сторонней организации, а выступили бы в роли заказчика строительства самостоятельно, тогда Минобороны имело не 10, а 42% доли в строительстве. Это 150 или даже 160 квартир».

Почему военнослужащие таким образом распорядились государственной собственностью, которая находилась у них на балансе? Подчеркнем, что от 120 квартир они могли бы получить имущество, суммарная стоимость которого составляет 320 млн рублей. При обсуждении не стоит исключать такой фактор, как коррупция. Среди учредителей компании-заказчика были те, кому армия и силовые ведомства вовсе не чужды. На эту тему уже была публикация, в которой отмечалось: «Для ответа на этот вопрос напомним, что из четырех учредителей «ЕП» как минимум трое имели самое непосредственное отношение к службе в армии и компетентных органах. Так, учредитель и первый директор «ЕП» Владимир Козук – майор в отставке, еще один собственник компании Михаил Пузанов – бывший работник ФСБ, одним из соучредителей компании оказался и командир воинской части № 64066 Н. Волошенко». В руки этих людей поступали многомиллионные активы. Может быть изначально имел место сговор? Может с самого начала ведомственные чиновники вместе с «доверенными» лицами из «Единства» и не собирались селить военнослужащих в новостройки, а распределить квадратные метры по своему усмотрению? На наш взгляд, такую версию нельзя исключать, а со стороны силовиков ее необходимо проверить.

Однако по каким-то непонятным причинам правоохранительные органы не стали разрабатывать коррупционную версию произошедшего. Соответственно, уголовное дело по вышеизложенным обстоятельствам возбуждено не было. Более того, даже по старым, но прекращенным уголовным делам, возобновили следствие лишь недавно, после публикации последнего журналистского расследования.

Любопытно, достаточно ли будет выдержки и последовательности у сотрудников правоохранительных органов, чтобы привести расследование хоть к каким-то ощутимым результатам и назвать имена виновных в незаконных операциях с недвижимостью?

Или же волна общественного возмущения пройдет мимо силовиков, не получив никакого отклика? Как тогда квалифицировать такие действия: как добровольную помощь Госдепу или измену Родине в мирное время?

Что ж, мы продолжаем размышлять над сутью ситуации, рассматривая факты. В качестве итога можно предположить следующее: безразличие силовых структур к проблемам такого рода — это лишь пример и симптом того, насколько неэффективна правоохранительная система, которая вместо защиты интересов государства способствует нарастанию социального недовольства.

 
Статья прочитана 1277 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos