Каины и Авели

 В местах, где библейские персонажи положили начало традиции братоубийства, американская оккупация возродила к жизни былые обиды, провоцирующие сектантские и этнические конфликты.

 К Библии не приложены карты с описанием мест совершения первых преступлений, однако, судя по тексту первое в мире убийство произошло «На восток от Эдема». Историк XIII века Якоут аль-Хамави считал, что это произошло на пути из Вавилона в Ниневию. Сегодня, в десятую годовщину начала американской оккупации, древние конфликты на вавилонской земле только обостряются. Сейчас в Ираке борьба за власть развертывается не только в залах парламента и правительства, но и выливается во взрывы бомб и финансовые операции, которые служат топливом для тех самых бомб.

Некоторые эксперты полагают, что семена этих конфликтов начали особо активно расти после устранения Саддама Хусейна от власти. В Ираке, окончание периода железной диктатуры только разогрело котел сектантских конфликтов и открыло дорогу религиозному экстремизму. В стране, которая ранее была известна своей относительной религиозной терпимостью, сейчас мусульмане-сунниты считают, что должны убивать мусульман-шиитов.

На этой земле родились десятки иудейских, христианских и мусульманских пророков, и именно здесь углубился многовековой раскол между суннитами и шиитами.

В саддамовском Ираке сектантские различия были загнаны в подполье псевдосоциалистической политикой партии Баас, представляющей суннитское меньшинство. Саддам Хусейн, который расценивал какую-нибудь конкуренцию внутри страны как угрозу своей власти, запрещал публичные шиитские праздничные ритуалы, заключил в тюрьму и убил сотни священнослужителей и депортировал тысячи иракских шиитов.

С падением его режима, религиозное напряжение выплеснулось на поверхность, и это произошло не только в Ираке, но и в близлежащих регионах. С устранением Саддама Хусейна, суннитские арабские лидеры, которые возглавляли почти все страны Ближнего Востока стали рассматривать Ирак как плацдарм шиитской экспансии с корнями в Иране.

Кроме того, шок от свержения Саддама Хусейна позволил жителям Туниса, Египта и других близлежащих стран представить себе возможность жизни без диктатуры, что внесло свой дисбаланс в жизнь региона.

Город Дакук был построен на пути из Вавилона в Ниневию. Он был разрушен в результате землетрясения в древности и стал пристанищем туркменской диаспоры во время миграции, которая началась более чем 1000 лет назад.

Туркмены, третья по величине этническая группа Ирака после арабов и курдов, также была втянута в борьбу за землю и власть в противостоянии курдского населения и центральной власти. Расположенный к югу от Киркука, город был частью региона, который Саддам Хусейн пытался арабизировать, вынуждая курдов и туркмен либо поменять свою идентичность на арабскую, либо вообще покинуть эту местность. Но представители местного «Иракского фронта Туркменистана» заявляют, что сейчас они не хотят быть частью курдской территории. Они хотят быть независимыми или подчиняться центральному правительством. Но они предчувствуют свое быстрое поглощение курдским окружением. 70 тысяч жителей Дакука, одного из старейших туркменских поселений в Ираке, чувствуют себя наиболее уязвимыми. Но в отличие от большинства иракских туркменов они не шииты, а сунниты. Правда, жители Дакука считают, что напряженность в их регион пришла не от курдских или арабских соседей, а из дальнего зарубежья.

Шесть месяцев назад, в городе было взорвано местное отделение милиции. В 2007 году при нападении на шиитскую мечеть погибли более десятка человек. Расположенный поблизости Туз Хармато, еще один шиитский туркменский город пережил более семи атак в течение последних шести месяцев.

«Террористы приходят из Мосула и Дияла», говорят жители, ссылаясь на гласные суннитские арабские города и провинции в северо-центральной части Ирака: «Если у нас есть проблемы, то они приходят извне».

В одной из шиитских мечетей на стене размещены фотографии 19 жертв взрыва автомобиля, который произошел в 2007 году. Семеро из погибших принадлежали к одной семье. Шесть месяцев назад, шесть полицейских были убиты в результате нападения на участок. Нападение было списано на филиал аль-Каиды в Ираке: шиитские места отправления культа и иракские силы безопасности являются его основными целями.

Мусульмане-шииты, как полагают, составляют около 60 процентов населения Ирака, сунниты-арабы и курды — еще 35 процентов. Кроме того в стране существует небольшое христианское меньшинство. После 2003 года страну покинул непропорционально высокий процент иракцев-суннитов и христиан, вследствие чего процент шиитского населения в стране еще более возрос.

После появления в Ираке аль-Каиды и ее союзников, число нападений на шиитов стало возрастать. Иракские чиновники говорят, что суннитские экстремисты, ободренные сирийским конфликтом, выплескивают насилие через границу, и оно может распространиться по всему региону.

«Сирийский кризис в конечном итоге привел к резкому сектантскому разделению в регионе» отметил один иракский чиновник «…кризис приближается к нам и его негативный эффект проявился здесь гораздо раньше, чем мы ожидали».

Чиновник, пожелавший остаться анонимным, для того, чтобы быть в состоянии говорить более откровенно, сказал, что падение некоторых сирийских городов, расположенных вдоль границы,стало своеобразной подпиткой протестного движения в суннитских провинциях Ирака.Он сказал, шиитские лидеры Ирака опасаются, что если Башар аль-Асад падет под натиском суннитских сил – они будут следующими.

«Правительство обеспокоено возможностью противостояния суннитов и шиитов, которое будут инициировано сирийским противостоянием», сказал чиновник.

В декабре прошлого года в Эль-Фаллудже и Рамади начались протесты, вызванные арестом телохранителей суннитского министра финансов Рафи аль-Ассави по обвинению в терроризме.Протестные демонстрации, проводимые после пятничных молитв, в настоящее время привлекают сотни тысяч людейв этих городах и их окрестностей. Сунниты требуют реформы антитеррористических законов, на основании которых десятки тысяч иракцев были брошены в тюрьму без предъявления обвинения. Также сунниты протестуют против законов, направленных на наказание бывших сторонников партии Баас. Даже иракские чиновники признают, что оба закона несоразмерно затрагивают суннитов.

В последние недели требования возросли и иракские сунниты начали требовать смещения премьер-министра страныНури аль-Малики.

По мнению аналитиков, развитие и результат сектантского конфликта в регионе во многом зависит от исхода противостояния в Сирии. Многие говорят, что аль-Малики сопротивляется проведению широких реформ, которые могли бы облегчить сектантскую напряженность.

Суннитские политики с опозданием вошли в послевоенную политику Ирака – они бойкотировали первые выборы. В выборах 2010 года, их кандидат Иракия Айяд Аллави выиграл больше голосов, чем Нуриаль-Малики, но не достаточно, чтобы управлять страной самостоятельно. Аллави в конце концов поддержал коалицию во главе с аль-Малики с предположением, что впоследствии власть будет разделена между ними, но в итоге разделения власти не произошло.

Протесты суннитов вынесли на гребень волны новых, более радикальных лидеров.Они осудили своих собственных политиков, как слишком умеренных и угрожают бросить вызов правительству Ирака.

«Невозможно сказать, кто представляет этих людей», сказал иракский чиновник. «Вы видели, что случилось с их политическими лидерами. Есть новые лидеры — племенные и религиозные. Но никто не знает, кого они представляют».

Некоторые члены политического блока Малики считают, что сейчас правительство Ирака сталкивается с большей угрозой, чем во время сектантской войны в стране, когда аль-Каидаи шиитское ополчение боролись за контроль с иракскими силам безопасности.

«В 2006 и 2007 годах аль-Каида взрывала бомбы и убивала людей, но теперь они хотят захватить Багдад», сказал член парламента Ирака Камаль аль-Саеди. «Сунниты считают свое право управлять исторически сложившимся», добавил аль-Саеди. «Они считают,что власть, находящаяся в руках шиитов и курдов нарушает их историческое прав».

Багдад вновь становится крепостью. Вокруг парламента построены серьезные укрепления, которые призваны защитить законодателей от взрывов автомобилей. Иракские официальные лица заявили, что недавняя серия автомобильных бомб, которые взорвались в Багдаде, были собраны в Эль-Фаллудже. Иракская армия вышла из Эль-Фаллуджы после того, как военные в феврале застрелили семерых демонстрантов. Контроль над городом был передан федеральной полиции. Столица провинции — Эр-Рамади стала своего городом-государством.

«Все находится в состоянии постоянного изменения. Это опасная вещь», сказал один из аналитиков. «Конечно, вы не можете забыть о прошлом. Но и на стороне шиитов не должно быть мыслей о мести, только о восстановлении и примирении».

До сирийского кризиса, Ирак только начинал выходить из десятилетий региональной изоляции.В Багдаде в прошлом году даже состоялся исторический саммит Лиги арабских государств, в котором принял участие даже Кувейт, ставший жертвой иракской агрессии в 1990 году.

Позиция иракского правительства относительно военного свержения Башара аль-Асада резко контрастирует с точкой зрения Катара, Саудовской Аравии и Турции. Сектантские настроения не только находится на поверхности повседневной жизни Ирака,кажется, они стали уже неотъемлемой частью политической культуры страны.

«Некоторые заявления иракских политиков меня просто шокируют — они не думают, что они смогут снова жить вместе», говорит арабский политолог с многолетним опытом работы в Ираке. «Суннитская община расценила американское вторжение в Ирак, как большую потерю. Это был шок для них, кризис идентичности», сказал аналитик. «Это была община, которая сформировала Ирак по своему образу и теперь они могут потерять все»

Все это в совокупности может снова ввергнуть Ирак в пучину гражданской войны, возвратив его к библейским временам Каина и Авеля…

 

автор статьи — Сергей Серков

 
Статья прочитана 1168 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos