К какой войне готовиться?

Основной спор всех военных теоретиков в настоящее время идет о том, каким может быть характер предстоящих боевых конфликтов.

Господствующих точек зрения на перспективные войны сейчас две: первая – это что будущие войны будут вестись сравнительно небольшим количеством отлично подготовленных солдат при максимальном использовании передовой военной техники. Вторая точка зрения заключается в том, что эпоха «больших батальонов» еще не окончилась. Для подтверждения второй точки зрения ученые, и журналисты приводят следующие доводы.

Во-первых, это постоянно удешевление высокотехнологичных образцов оружия, которое приводит к тому, что оружие нового поколения становится доступным для вооружения большого числа военнослужащих. Самым характерным примером такого качественного скачка в вооружения обычной пехоты является окончание Великой отечественной войны. В это время у немецкого вермахта на вооружении в массовом порядке были приняты реактивные противотанковые гранатометы. Появление этого оружия коренным образом изменило соотношение сил при встрече пехотинца с бронированной техникой. Однако и это не смогло коренным образом изменить ход сражений на советско-германском фронте, во многом из-за того, что численное превосходство советских войск было подавляющим.

Во-вторых, поклонники теории «больших батальонов» считают, что история военного дела развивалась по спирали и в истории уже было несколько переходов от массовой армии к элитной и обратно. Так, считается, что тяжелая пехота греческих городов-полисов и тяжело вооруженные средневековые рыцари были теми самыми элитными армиями, которые за счет своего технологического превосходства могли без особых усилий вести сражения с намного превосходящими силами противника. При этом чрезвычайно дорогое вооружение таких «сверхсолдат» не могло быть быстро растиражировано. Однако в военной истории имелись и периоды, когда минимально обученные массовые армии при обеспечении достаточного количественного перевеса с легкостью справлялись с отлично подготовленным и технологически оснащенными солдатами противника. Именно на таком принципе базировался успех Советской армии в конце Великой Отечественной войны. Выведя подготовку солдат на более или менее приемлемый уровень и обеспечив насыщение войск десятками тысяч относительно простых но эффективных средств ведения боя (пистолет ППШ, танк Т-34, штурмовик Ил-2) Красная Армия могла уже не опасаться меньшего по численности противника, вооруженного отличным продуктом «сумрачного тевтонского гения».

В конце XX века и начало XXI века мы наблюдаем постепенный переход от массовой армии к элитным войскам. Окончание холодной войны привело к исчезновению противостояния миллионных армий на Европейском ТВД. Тысячные группировки советских и западных танков канули в лету. Все военные конфликты, последовавшие в новейшую эпоху, ясно показали тотальное превосходство высокотехнологичных армий. Апогеем такого противостояния стала американская операция по захвату Ирака в 2003 году. Американская армия продемонстрировала просто устрашающее превосходство над иракскими войсками, скомплектованными, обученными и оснащенными по советским лекалам конца 1980-х годов. Мы увидели новый формат ведения боевых действий, в ходе которых к достижению полного превосходства в воздухе добавились и новые методы проведения психологических операций. Иракский генералитет получал «золотые парашюты» и с легкостью самоустранялся от защиты своей страны. Без отсутствия внятного командования и координации действий даже элитные иракские части превращались в откровенный сброд, который разгонялся даже морской пехотой с легким вооружением. В случае выявления же каких-либо значимых узлов сопротивления, войска антииракской коалиции начинали работать «с огоньком» и вызывали вездесущую авиацию, которая просто превращала узел обороны в пыль.

За годы, последовавшие после падения Ирака Саддама Хусейна мы стали свидетелями еще одной революции в военном деле. Речь идет об использовании дронов – беспилотных дистанционно управляемых устройств. Сначала БПЛА использовались исключительно для разведки и в том же самом Ираке-2003 в армии США они имелись уже на взводном уровне. В дальнейшем произошел качественный скачок, беспилотники получили управляемое вооружение и в настоящее время, например контроль американцами за ситуацией в Афганистане совсем не напоминает поведение в этой стране ограниченного контингента советских войск. Американцы практически не контролируют территорию пехотой, создавая сеть сильно укрепленных опорных пунктов, а всю грязную работу выполняют в худшем случае части специального назначения, а в лучшем – ударные беспилотники.

Самолеты убийцы постоянно прогрессируют и дешевеют. Правда, пока нельзя говорить в снижении стоимости таких аппаратов до уровня приемлемого для массового вооружения. Так комплекс оборудования для работы с ударными БПЛА «Предатор» по цене приближается к дешевому массовому пилотируемому штурмовику, например такому как «Супер Тукано». Но, возможно, радикальное снижение цены – это всего лишь вопрос времени и уже через несколько лет использование ударных БПЛА войдет в разряд обыденности. Сейчас за пределами США, кроме Афганистана, использование ударных беспилотников контролируется ЦРУ. Именно они несут ответственность за их полеты в таких странах, как Пакистан, Сомали и Йемен. Жертвами американских дронов по признанию одного из американских сенаторов уже стало около 4,7 тысяч человек и, несомненно, эта цифра будет расти. Косвенным признанием заслуг операторов таких аппаратов стало и утверждение американским военным ведомством впервые после Второй мировой новой боевой медали. Она предназначена именно для награждения лиц, которые управляют системами вооружения, но при этом непосредственно не присутствуют на поле боя. Возможно, дальнейшее развитие этих систем вооружения приведет к тому, что оно станет массовым, соответственно при условии отсутствия искусственного интеллекта для управления ним придется привлекать те самые «большие батальоны».

К тому же практически во все времена существования человеческой цивилизации бок о бок на одном театре военных действий могли существовать и массовые армии и элитные, при этом они демонстрировали на удивление разные результаты взаимных противоборств. Так сравнительно плохо вооруженная, но имеющаяся в большом количестве наемная средневековая пехота (швейцарцы или ландскнехты) вполне могли при численном превосходстве взять «на копье» супер-оружие того времени – конного рыцаря. Однако, когда подобный подход попытались применить китайцы во времена «опиумных» войн – у них ничего и не получилось и они были разбиты западными державами, несмотря на то, что уровень технологического превосходства Запада был вовсе не подавляющим.

Однако, некоторые футурологи идут еще дальше и считают, что даже ударные БПЛА и дроны-убийцы – это всего лишь стандартное продолжение существующей линейки вооружений. Качественно новый скачок в использовании силы при решении политических вопросов может дать оружие принципиально нового типа, например тектоническое, климатическое, генное, и так далее. Успехи одной из таких «боковых ветвей» — психологического и финансового оружия уже были успешно продемонстрированы США в Ираке. К тому же в истории Земли еще ни разу в серьезном конфликте не сталкивались государства, обладающие в товарном количестве ядерным оружием и средствами его доставки. Все конфликты между СССР и США велись как правило чужими руками и на чужой территории, что не может нам дать правильного вывода о необходимости формирования исключительно массовой или исключительно элитной армии.

 

автор статьи — Сергей Серков

 
Статья прочитана 1399 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos