Битва за Дамаск

В марте 2013 года в Сирии в очередной раз разгорелись бои в районе столицы. Усиление насилия предполагает, что началось то, что многие называют «великой битвой за Дамаск» — крупное наступление повстанческих сил.

Уже не в первый раз сирийская вооруженная оппозиция делает ставку на захват столицы страны. В менее скоординированных попытках, которые предпринимались в июле и декабре 2012 года, повстанческие войска захватывали несколько городских кварталов и даже частично устанавливали контроль за городами, окружающими Дамаск. Однако, не имея достаточных запасов, под ударами правительственных ВВС и артиллерии, их военные успехи быстро сошли на нет. Нынешняя битва за Дамаск, вероятно, также будет состоять из таких волн — наступление повстанцев будет сменяться контратаками правительственных войск, а между ними, как между молотом и наковальней будут находиться гражданские лица.

Дамаск, как столица сирийского государства не оказался в стороне от политических потрясений, которые охватили страну после марта 2011 года. Правда, в столице, президент Башар аль-Асад может рассчитывать на большую базу поддержки: на государственных чиновников, работников государственных предприятий и аффилированных с ними компаний, родственников военнослужащих и полицейских, членов религиозных меньшинств, а также на средний и верхний класс горожан-суннитов. Правительство Сирии позаботилось, чтобы сохранить лояльность Дамаска: его суннитское купечество еще со времен бывшего президента Хафеза аль-Асада имело определенные привилегии и оставалось лояльным во время исламистского восстания 1970-х и 1980-х годах, и процветало во время политики либерализации, проводимой Башаром Асадом в 2000-х годах.

Но многие из отдаленных пригородов Дамаска, которые были включены в городскую ткань столицы, искренне присоединились к революции. Например, христианские и алавитские диссиденты – возможно, составлявшие меньшинство в своих общинах, присоединялись к демонстрациям, в которые выливались похороны убитых активистов. Внутри города, консервативный средний класс, проживающий в окрестностях районов Barzeh и Midan, тоже поддерживали оппозицию. То же самое касается и бедного суннитского района Qaaboun, где уже давно наблюдаются массовые протесты.

В то время как большая часть городского суннитского духовенства публично остается лояльным к правительству Асада, другие священники присоединились к оппозиции и открыли свои мечети для протестующих. Ярким примером такого поведения является Моаз аль-Хатиб, бывший имам мечети Омейядов в Дамаске и нынешний глава сирийской оппозиционной Национальной коалиции.

Обе стороны делают высокие ставки на захват сирийской столицы. Для Асада, жизненно важным является удержание любого крупного города. Вероятная потеря Дамаска нанесет огромный символический, военный и политический удар по его власти. Его функция как главы все еще функционирующего государства будет решительно разрушена. Независимо от скептического отношения горожан к повстанцам, потеря Дамаска означала бы, что они больше не могут надеятся на президента, как на защитника. То же самое справедливо и для тех, кто еще поддерживает враждебность Асада по отношению к повстанцам исходя из своих идеологических и политических убеждений, но не имеет органическую связь с правящей властью. Без Дамаска, Асад, вероятно, потеряет контроль над лояльными подразделениями по всей стране — за исключением северо-запада, где проживают его самые верные сторонники.

В случае потери Дамаска, но физического выживания, Асад и его высшее командование, состоящее из алавитов, может бежать в так называемый Алавитан – территорию, которую многие рассматривают как последнее прибежище алавитов. География боевых действий на северо-западе Сирии позволяет предположить, что такая стратегия уже находится в процессе становления: сектантские чистки и крупные сражения, происходящие на внешнем краю горного региона, разделяют места компактного проживания алавитов от преимущественно суннитской глубинки. Более того, многие семьи алавитов уже вернулись в свой родной анклава. Однако, в результате такого поражения, власть Асада вполне может быть оспорена внутри алавитского сообщества, и оставшиеся силы могут разделиться на конкурирующие группировки. Кроме того, Алавистан не может быть экономически жизнеспособными и содержать крупные военные силы.

По всем этим причинам, Асад будет стремиться удержать столицу любой ценой. В этом ему может помочь выгодное с военное точки зрения географическое положение города: Дамаск представляет собой «контролируемый город», специально окруженный цепью военных и охранных гарнизонов и лояльных районов.

Асад также накопил значительную огневую мощь и в окрестностях Дамаска. Регулярная армия является лишь первой линией его защиты: республиканская гвардия и 4-я дивизия, которые расположены на переднем крае боевых действий в окрестностях города, остаются верными и грозными боевыми единицами. Число таких войск, неизвестно, но по разным оценкам составляет от 50 до 80 тысяч. Также появилась информация, что жители преимущественно христианского района Баб Тума — и что более важно, мусульмане в районе Сайида Зейнаб, на юго-востоке города, поддерживающие движение Хизбалла — сформировали местное ополчение, лояльное власти. Также, в окрестностях Дамаска находится много правительственных артиллерийских подразделений и частей военно-воздушных сил.

Чтобы упредить крупное наступление, правительственные войска пытались в последние недели очистить многие из пригородных районов, где была отмечена активность повстанческих отрядов.

Сам Асад якобы проводит большую часть своего времени в своем дворце на горе Qassioun, откуда открывается вид на город. Он, как полагают, оставил свой кабинет, расположенный в старой обители отца, и свой частный дом в районе Малки. Сознавая необходимость продемонстрировать, что он по-прежнему контролирует столицу, Асад недавно показался на городской улице, правда рядом с дворцом. Он выступил с бескомпромиссной речью в Оперном театре на центральной площади Омейядов 8 января, и участвовал в молитве по случаю дня рождения пророка Мухаммеда в мечети, в северном районе Дамаска 24 января.

Асад, вероятно, рассчитывают на то, что единая стратегия повстанцев может рухнуть в решительном сражении. Как только это произойдет, ожидается увеличение в рядах повстанцев более радикальных оппозиционных элементов, таких как связанное с Аль-Каидой движение аль-Нусра. Выход в вооруженной сирийской оппозиции на первый план радикальных экстремистов приведет к тому, что Асад может быть рассмотрен внутри страны и за ее пределами как единственный гарант прекращения роста джихадизма и хаоса. Учитывая, что такой поворот событий уже произошел в Алеппо — это не совсем неправдоподобная версия.

Повстанцы также поставили все на карту в борьбе за Дамаске. Но тень Алеппо, которая пока является самой большой ошибкой повстанцев, висит над ними. Им не хватало знания военной стратегии и адекватной материально-технической поддержки. Они проявили недисциплинированность и неготовность к решению последующих гуманитарных проблем. Рост числа радикальных групп в сирийской оппозиции толкнул многих сирийцев к выбору в конфликте стороны Асада.

Повторение этого сценария в Дамаске станет весомым преимуществом власти. Однако городская война в столице, вероятно, станет причиной огромный гуманитарных проблем. Он приведет к появлению десятков, если не сотен тысяч беженцев на дорогах, многие из которых постараются дойти до границы с Ливаном, которая расположена примерно в 25 км от Дамаска.

Полевые командиры оппозиции утверждают, что извлекли уроки из сражения в Алеппо. Они говорят, что многие из бойцов, которые примут участие в нападении, являются кадровыми военнослужащими. Вполне вероятно, что в подготовке нападения на Дамаск могут участвовать и высокопоставленные перебежчики, которые нашли убежище в Иордании. Недавнее видео, размещенное на YouTube, показывает, что повстанцы на юге Сирии получили в свое распоряжение оружие лучшего качества, включая противотанковые вооружения, гранатометы, и более мощные винтовки. Повстанцы также рассчитывают, что Асад будет стягивать в город обычные и элитные войска из других мест, таким образом, уступив контроль над частью территории через Сирии.

Существует старая сирийская поговорка, безусловно известная как Асаду, так и его противникам: кто контролирует Дамаск – тот управляет Сирией. По этой причине, битва за столицу будет долгой и дорогостоящей. Однако, с учетом текущей фрагментации страны, победа повстанцев не положит конец вооруженному противостоянию в Сирии. В конце битвы за Дамаск, может случиться так, что страну будет попросту некому контролировать…

автор статьи — Сергей Серков

 
Статья прочитана 2575 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos