Лицом к лицу

 В январе 1979 года, вскоре после прихода власти, верховный лидер Китая Дэн Сяопин посетил Соединенные Штаты. Находясь там, он определил направление будущего развития КНР, символически одев ковбойскую шляпу и отойдя от Советского Союза.

Но новый руководитель Китая — Си Цзиньпин, который завершил свое формальное коронование на престол Поднебесной в марте 2013 года, свой первый международный визит нанес в Москву.

Аналитики высказывают предположение, что визит лидера КНР в Россию может определить дальнейшее развитие страны, так же как и свое время посещение Дэн Сяопином Вашингтона определило перспективы до этого откровенно коммунистического Китая.

Глава Китая в свое время изучал русский язык в одной из самых престижных школ Пекина, № 101, предназначенной для подготовки детей высокопоставленных руководителей страны. По словам его одного из ближайших сподвижников он может даже рассказать стихи на русском.

Основным вопросом обсуждения между лидерами России и Китая несомненно является вопрос энергоресурсов. Возможности и желания нашей страны открыть энергетические артерии в Китай, конечно же зависят от цены. На протяжении многих лет наши страны ведут переговоры о сделках, которые могли бы удвоить поставки в Китай русской нефти, что сделает его менее зависимым от Персидского залива и Восточной Африки. В планах России и Китая также создание огромного инвестиционного фонда.

Многие наблюдатели верят или надеятся, что посещение Си Москвы, заставляет вспомнить символику той революционной эпохи, когда его отец был вице-премьером страны и политика Китая была «наклонена на один бок» в пользу Советского Союза.

Западные корреспонденты, имеющие собственные источники информации в высших эшелонах власти КНР, считают, что «Си вскоре осуществит собственный поворот в политике Китая». Их источники в китайских властных кругах, считают, что движение Пекина к Москве является ответом на «военный разворот» Вашингтона в сторону Азии, и ситуация похожа на ту, которая имелась в 1950 году, когда «западные державы предали Китая остракизму».

Но исторические параллели не так однозначны. В отличие от Советского Союза 1950-х годов, Китай демонстрирует успешный рост рыночной экономики, интегрируется в мировую финансовую систему и сильно зависит от экспорта на Запад.

Дэну Сяопину приписывают запуск экономических реформ в Китае, которые начались в декабре 1978 года и трансформировали страну из автаркии советского стиля в экономику, интегрированную в глобальную капиталистическую систему. Но Дэн не был архитектором реформ, одним из самых важных членов коллектива их авторов был отец нынешнего лидера КНР. И примерно в то время, когда Дэн был сфотографирован размахивающим десятигалонной шляпой на родео в Техасе, власти в Китае одобрили самый радикальный проект реформ от отца Си Цзиньпина. Верхушка китайского руководства приняло радикальную идею о создании зоны свободной торговли и выделило под этот проект участок земли, на месте которого сейчас шумит экономический экспортный город-гигант Шэньчжэнь.

С тех пор, китайская экономика росла в среднем почти на 10 процентов в год, а его ВВП вырос с чуть более 175 млрд. долларов до 7,3 трлн. долларов. Но в отличие от 1979 года, когда Китайские власти источали оптимизм и Коммунистическая партия сплотила народ вокруг себя обещаниями реформы, сейчас у многих экспертов есть страх, что власть и партийно-государственная коррупция могут сорвать усилия по проведению реформ.

Китай вновь находится на «перекрестке», если использовать слово, модное в среде пекинской интеллигенции. Консерваторы надеются, что Си будет двигаться к модели общества, с которой они сравнивают современную Россию, Но если Си Цзиньпин станет продолжателем дела своего отца, он может использовать визит в Москву, чтобы укрепить свой левый фланг и спокойно продолжить реформы, начатые Дэн Сяопином.

Китайские журналисты считают, что у России и КНР действительно есть много общих интересов, например, строительство более разветвленной сети автомобильных и железных дорог и в общем, сходятся на мнении, что в сотрудничестве наших стран нет ничего необычного, приводя в пример Канаду и Соединенные Штаты. Китайцы хотят купить нефть, природный газ, древесину, уголь и продукты питания, и в то же время диверсифицируют своих поставщиков. Русские хотят продавать нефть, природный газ, древесину, уголь и продукты питания (в реальности у России есть огромные неиспользованные возможности для роста пищевого производства) при аналогичной диверсификации своей клиентской базы. Обе страны разделяет (или объединяет) протяженная сухопутная граница, что дает все возможности для реализации этих желаний.

Западные эксперты считают, что кроме «чистой экономики» у Владимира Путина есть большие геополитические планы на взаимодействие с КНР, прежде всего исходя из его философии «евразийства», в которой вектор социального и культурного развития России меняется от Европы в сторону Азии.

Эта идеология евразийства смешивается с так называемым «суверенитетом интересов», то есть договоренностью: если китайцы не говорят России, что ей делать с правами человека, феминистками, геями, меньшинствами, свободой прессы и коррупции, русские, конечно же не будут напоминать Китаю об аналогичных западных «фетишах».

Евразийство является также прямым вызовом Западу и США в частности потому, что другая сторона этой позиции – это создание «многополярного» мира, а не просто всеобщая универсализации под руководством взглядов, навязываемых Западом. Кроме того, такая философия позволяет мобилизовать союзников, чтобы противостоять американским или европейским интересам в любом месте и в любой точке мира — Азии, Африке, Латинской Америке.

 

автор статьи — Сергей Серков

 
Статья прочитана 1303 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos