Противостояние в Мали – истоки

Противостояние между правительством Мали и вооруженными радикалами, которые контролируют две трети страны вряд ли можно решить мирным путем. Этот факт значительно увеличивает перспективы новой войны в зоне Сахары.

 В январе 2012 года дисциплинированная и спаянная предыдущими боями в Ливии сепаратистская группировка туарегов, «Движение за национальное освобождение Азавада» (MNLA), начала восстание, и впоследствии в апреле вынудила слабую и коррумпированную официальную армию Мали покинуть север Мали. Однако территории, оказавшиеся в правовом вакууме попали под контроль воинственной исламистской группы — Ансар Дин (защитники веры) — филиала Аль-Каиды в странах исламского Магриба (АКИМ). Экономическое сообщество западноафриканских государств (ЭКОВАС), которое включает в себя Мали и 14 других западных государств Африки, а также Францию заявили о приверженности сохранению территориальной целостности Мали и выступили за разоружение воинствующих радикалов любыми возможными способами, в том числе путем прямого военного вмешательства.

 Крах Мали.

 К сожалению, гуманитарные проблемы, которые стали основной причиной этого конфликта до сих пор остаются неразрешенными. Вряд ли военная победа официального правительства Мали, поддерживаемого французскими штыками решит вопросы, которые привели к краху этого государства. Однако и не вмешаться Франция не может. Ансар Дин показывает пугающие темпы роста, подбираясь к южному побережью Европы.

 Возвышение Азавада.

 Туареги являются кочевым племенем берберов, насчитывающим от 1,5 до 3 миллионов человек, которые населяют территории в Мали, Нигере, Алжире, Мавритании, Буркина-Фасо и Ливии. Они исповедуют умеренную форму ислама и уже на протяжении тысячелетия контролируют торговые пути через Сахару, по которым идет перемещение золота, рабов, соли и слоновой кости. Несмотря на столетия междуусобиц и непрерывной внутренней борьбы за власть, туареги являются достаточно сплоченной нацией.

После окончания французского колониального господства в Африке туареги оказались разбросаны по вновь образовавшимся государствам. Как и курдское население на Ближнем Востоке, туареги чувствовали себя изолированными в новых независимых государствах. На протяжении 1970-х и 1980-х годов, сильные засухи создали новые гуманитарные и экологические проблемы для туарегов. Сочетание этих факторов привело к формированию националистических амбиций и появлению мечты о независимом государстве туарегов. Но все восстания туарегов подавлялись, пустышкой оказались и обещания мирового сообщества о развитии автономии туарегов.

На протяжении 2011 года по Сахаре ударила сильнейшая засуха. Ее жертвами стали около 3 миллионов малийцев (в том числе 600 тысяч детей в возрасте до пяти лет). Материнская смертность в Мали занимает печальное третье место в мировом рейтинге, а младенческая – десятое. Уровень ВВП на душу населения в Мали составляет всего 1100 долларов США в год, ожидаемая продолжительность жизни при рождении составляет 53 года, а по потреблению электроэнергии эта страна плетется в хвосте планеты. По оценкам специалистов Всемирного банка развитие сельского хозяйства в зоне Сахары потребует ежегодных инвестиций в размере 1,5 миллиардов евро в течение следующего десятилетия.

 Интервенция НАТО в Ливии непосредственно повлияла на способность туарегов одержать победу над малийской армией. После начала гражданской войны в Ливии в 2011 году, Каддафи нанял десятки тысяч иностранных наемников — в основном из Мали, Нигера , Алжира и Чада для подавления оппозиции. Как давние союзники Каддафи, многие туареги направились в Ливию, чтобы сражаться за его власть. После крушения режима Каддафи бойцы из племени туарегов вернулись в северную часть Мали с большими запасами оружия, полученного от правительства Ливии, и 17 января 2012 года начали восстание против центральной власти. Слабой и плохо оснащенной армии Мали не хватило сил, чтобы подавить восстание.

 В ответ на неспособность гражданского правительства подавить восстание, капитан Амаду Саного 22 марта 2012 года инициировал военный переворот, который привел к свержению президента Амаду Тумани Туре, и завершил период демократического правления в Мали, который длился двадцать лет. Хунта Саного, названная «Национальный комитет за возрождение демократии и восстановлению государства», призвал северных малийцев встать на борьбу с сепаратистами-туарегами. Несмотря на решимость нового военного лидера покончить с восстанием туарегов, введение военного правления лишь укрепило решимость туарегов до конца сражаться за независимость. Менее чем через две недели, бойцы MNLA захватили контроль над северной частью Мали, заставив силы Саного бежать. 6 апреля пресс-секретарь повстанцев заявил в интервью телеканалу «France 24»: «Сегодня мы торжественно провозглашаем независимость Азавада». В первом заявлении пресс-секретарь сепаратистов группы изложил задачи группировки: «освобождение народа Азавада от незаконной оккупации своей территории со стороны Мали».

 Понятие «Азавад» в заявлении повстанцев относится к северной части Мали и включает в себя города Кидала, Тимбукту и Гао, то есть ту территорию, контроль над которой MNLA получило после мартовского переворота в Бамако. Несмотря на то, что в предыдущих требованиях сепаратистов звучали претензии на юг Алжира, запад Нигера и запад Ливии, впоследствии представители MNLA заявили, что их самопровозглашенное независимое государство Азавад будет уважать границы всех соседних стран. Провозглашение независимости Азавада было осуждено Африканским союзом и рядом западных правительств, которые утверждали, что они никогда бы не поставили под сомнение территориальную целостность Мали. Ни одно государство в рамках международного сообщества не признало легитимность независимого Азавада.

 Международное осуждение переворота Саного привело при посредничестве ЭКОВАС к сделке, предназначенной для возврата Мали к гражданскому правлению. 12 апреля 2012 года спикер парламента Мали, Дуонкунде Траоре, был приведен к присяге в качестве временного президента страны. Однако 70-летнему математику, получившему образование в Франции, Советском Союзе, и Алжире, Траоре не хватает легитимности. Тысячи сторонников Саного 21 мая прошлого года штурмовали офис Траоре, скандируя: «Долой ЭКОВАС, долой Дуонкунду». Она пронесли по улицам столицы пустой гроб с написанным на нем именем временного президента. После избиения толпой противников, Траоре был вынужден обратиться за медицинской помощью во Франции. Два месяца спустя, Траоре вернулся, чтобы сформировать правительство национального единства, хотя остается много путаницы относительно того, кто на сегодняшний момент возглавляет правительство Мали.

 Пользуясь хаосом, творящимся в стране, на север Мали пришли группировки радикалов. Подкрепленные солидными финансовыми вливаниями и отлично вооруженные, они захватили контроль над территорией, которую ранее MNLA обозначило как государство туарегов. После этого группировка Ансар Дин сразу же заявила о своем непризнании независимости Азавада. «Наша война — священная война» сказал военный лидер организации Омар Хамаха.

В настоящее время, захваченный радикалами город Тимбукту живет по принесенным законам шариата. Боевики патрулируют улицы, арестовывая мужчин за курение, заставляют женщин скрывать свои лица. Западные корреспонденты сообщают: «союзники Аль-Каиды ввели суровые правила шариата, запрещающего алкоголь и музыку, блокируют местный телевизионный сигнал и запрещают радиостанциям вещать что-нибудь, кроме официальных объявлений и стихов из Корана. Правозащитники из организации «Международная амнистия» заявили, что положение с правами человека находится в Мали на уровне, худшем с момента обретения независимости в 1960 году. Конфликт в северных районах Мали сделал беженцами 365 тысяч человек, 15 тысяч из которых из которых бежали в соседнюю Мавританию только за последние две недели июня. Меньшее число беженцев бежали в Алжир, Буркина-Фасо и Нигер.

 Когда Амаду Тумани Туре получил в 1991 году в результате военного переворота власть в Мали, он восстановил гражданское правление и на следующий год передал власть законному правительству. За это он получил в стране прозвище «солдат демократии». Прежде чем в стране вспыхнул очередной виток насилия в 2012 году, Мали пережила два десятилетия демократии и воспринималась во всем мире как реальный успех демократии в африканской стране. Сегодня, однако, будущее Мали кажется темным. Нет центрального правительства, которое держит в руках власть, вершит правосудие, защищает малийцев от ежедневных зверств, совершаемых вооруженными группировками. Формальное правительство не может разрешить экологические, экономические и гуманитарные кризисы, полыхающие в стране. Миллионы человек стоят на грани голода или гибели в пламени радикализма. Любая стратегия, которую будут использовать западные страны, несет высокие риски. В этой ситуации не существует простого решения. Особенно отчетливо эта перспектива проявляется после фактического признания Вашингтона движения Талибан как полноценного субъекта правового поля Афганистана, способного решать вопросы после ухода американских войск из страны.

 

автор статьи — Сергей Серков

 
Статья прочитана 1261 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos