Квартирный бой продолжается

Семьи военнослужащих, не обеспеченные постоянным жильем, стали одной из наиболее острых проблем армии РФ. Дело дошло до того, что люди выходят на митинги, устраивают голодовки и пишут жалобы на странные телефонные звонки. Чиновники, вместо того чтобы предоставлять очередникам жилье, которое полагается им по закону, прибегают ко всевозможным ухищрениям, вплоть до вычеркивания людей из списков.

Даже пикет объявивших голодовку военных — очередников прямо напротив здания Генштаба в Москве никак не привлек внимания ведомственных чиновников. Среди представителей власти на мероприятии присутствовали лишь сотрудники правоохранительных органов. Больше часа простоявшие на морозе военнослужащие вернулись в съемные квартиры и служебное жилье ни с чем.

Сын военнослужащего Александр Кучеренко отметил: “Чиновникам хорошо известно чего мы хотим, но вступать в диалог и идти навстречу они не хотят”. Также он сообщил, что после того, как военнослужащие объявили голодовку, некоторым из них стали поступать очень странные звонки. Собеседники не представлялись, а на вопрос “Из какого органа их беспокоят?”, ответы были очень туманные, вроде “Из весомого органа”. Некоторым звонили и спрашивали, согласятся ли они на недострой в Молжаниново, — продолжает Александр Кучеренко. “Похоже, что чиновники хотят распределить даже то, что не является собственностью военного ведомства”, — добавил он.

Кстати, похоже, что в скором времени число объявивших голодовку увеличится. Члены семей офицеров сообщили, что готовы заменить своих отцов и мужей, которые выбывают по состоянию здоровья из акции протеста, чтобы она продлилась как можно дольше. Количество отказавшихся от еды бесквартирников в скором времени превысит десяток.

Чтобы хоть как-то повлиять на чиновников, офицеры обращаются в разные инстанции. Военный летчик, подполковник Евгений Олешкевич, жена которого принимает участие в акции, направил в Следственный комитет России (СКР) заявление с просьбой привлечь к уголовной ответственности руководителя Департамента жилищного обеспечения (ДЖО) Галину Семину и других должностных лиц. “Каплей, переполнившей чашу нашего терпения, стало неисполнение Семиной указания министра обороны до 27 декабря 2012 года обеспечить всех имеющих судебные решения по Москве жилыми помещениями. Моя супруга объявила голодовку вместе с остальными военнослужащими и членами их семей, однако ее самочувствие резко ухудшилось. Мы вызвали “скорую” и врачи зафиксировали изменения в состоянии ее здоровья, она испытывала физические боли, онемение рук и ног”,- говорит Олешкевич.

В связи с заявлением подполковника, СКР имеет право возбудить уголовное дело против чиновников из Департамента жилобеспечения ведомства.

Мотивируют отказы военнослужащим в жилье самыми разнообразными способами. Большинство из них не имеют никаких законных оснований. Одна из участниц голодовки старший прапорщик Валентина Федичкина, которая недавно вышла из нее, рассказала журналистам, что живет на территории казармы. Данное служебное жилье женщина получила более 7,5 лет назад  Тогда ей было предоставлено это помещение по решению суда, поскольку Федичкиной было негде жить. С тех пор много воды утекло: воинскую часть, где служила Валентина Федичкина, сократили, а здание самой казармы было передано Департаменту имущества военного ведомства. Никакого другого жилья у старшего прапорщика Федичкиной не появилось.

62-летняя военнослужащая рассказывает:
— Департамент имущества Минобороны теперь выставил мне иск об освобождении этих помещений. По причине моей болезни суд пока что не состоялся. Выселять меня планируют без предоставления какого-либо жилья взамен. Согласно закону, они обязаны предоставить мне жилплощадь в черте этого района, но в марте прошлого года командование издало “липовый” приказ об исключении меня из части. Спустя месяц начальник главка издал указ об исключении меня из списков части. Я почти год не получаю ни пенсии, ни денежного довольствия — ничего. Но приказ командира части не может быть издан на месяц раньше, чем приказ начальника главка. Это все равно, что подчиненный министра обороны издает приказы на месяц раньше, чем его начальник. Валентину Федичкину, на руках у которой парализованная мать, могут в любой момент выставить на улицу, не предоставив взамен никакого жилья.

Существуют и другие методы отказаться от обязательств по предоставлению жилья перед военными-очередниками. Есть тому реальное подтверждение. В июле месяце 2012 года подполковник  Александр Шевченко получил извещение о распределении его семье двухкомнатной квартиры в подмосковной Балашихе. Офицер съездил и осмотрел дом, после чего подписал согласие и подал документы на оформление квартиры. Однако, новоселье семья Шевченко так и не успела отметить. Спустя почти полгода, в ноябре прошлого года, Департамент жилищного обеспечения сообщил подполковнику, что квартиру его семье давать отказываются, поскольку нуждающимся в жилье его признали по ошибке.

Со ссылкой на норматив о признании нуждающимися в жилье только тех, у кого на члена семьи приходится менее 10 квадратных метров, который вступил в силу в 2003 году, чиновники сообщили бывшему военнослужащему о своем решении.

Александр Шевченко встал на учет 12 лет назад, в 2001-м году. Тогда норма составляла 15 кв. метров. В то время подполковник с женой и дочкой жили в однокомнатной квартире площадью 39 кв. метров. Сейчас в их семье пополнение — дочь родила ребенка, однако чиновники считают, что троим квартира не положена, поскольку квадратных метров у них достаточно. А внуку квартира не положена, поскольку он не является членом семьи подполковника. Военный предпринял попытку признать внука членом своей семьи через суд. Однако, согласно Семейного кодекса, членами семьи считаются супруги, несовершеннолетние дети, а также лица, находящиеся на иждивении. На иждивении у Шевченко находятся и дочь-студентка, которой платят лишь пособие на ребенка в размере полутора тысяч рублей, и годовалый внук. Подполковник предоставил даже чеки из магазинов, из которых четко ясно, что содержание дочери и ее ребенка стоит значительно дороже, чем размер пособия, получаемого ежемесячно от государства.

Зюзинский суд города Москвы отказался признавать внука членом семьи подполковника, сославшись на то, что вслед за признанием у внука появится право на квартиру, которое выделяет военное ведомство. Военный суд же принимает решение, кому положены квартиры, выданные Минобороны, а кому — нет. Шевченко обратился и туда, но в военном суде сообщили, что они не решают “семейные” вопросы, а лишь рассматривают жалобы военных на своих командиров и только.

Решение о предоставлении квартиры, по закону, должно быть вынесено на протяжение 10 дней после согласия очередника. Шевченко ждет больше полугода, но ни квартиры, ни официального отказа до сих пор не получил. Подполковник констатирует, что по отношению к нему закон применили задним числом, т.е. когда признали нуждающимся — действовали другие нормы.

Для военнослужащих в столице построено 15-17 домов. Об этом журналистам сообщил председатель Общероссийского профессионального союза военнослужащих Олег Шведков. Часть из них простаивает уже более 5 лет, с 2008 года, хотя решения судов о том, что туда должны заселить людей, как и смотровые ордера — есть. Но проблема с жильем не ограничена рамками Москвы. Разница лишь в том, что здесь имеет место острая нехватка жилых помещений для офицеров, а в других регионах они, наоборот — в избытке.

Причина состоит в том, что всего год назад, когда у руля военного ведомства стоял Анатолий Сердюков, представители ДЖО зафиксировали 130 тысяч невостребованных военнослужащими квартир, но жилье строилось не в тех местах, где нужно. Отсутствие минимально необходимой инфраструктуры вынуждало очередников отказываться от предложений. Мало того, есть еще одна причина. При строительстве “гражданского жилья” первый этаж обычно не заселяется. Площади сдаются под магазины, аптеки, детсады и парикмахерские. А военнослужащим, согласно нормативам, выдается определенное количество квадратных метров, в зависимости от состава семьи. Соответственно, и бюджет на строительство ограничен этими метрами. Для строительства так называемых технических помещений, средств не предусмотрено. И сейчас ведомство попросту не знает как реализовать эти квартиры.

“Когда было наводнение в Крымске, бывший министр обороны выделил пятьсот квартир и передал их гражданским властям. Зачем было строить их в городке с населением не более 100 тыс. человек, где отсутствуют вакантные рабочие места, негде учить детей?”, — напоминает Шведков.

Эксперт отмечает, что подобные ситуации являются показательными. Неликвид для военных передается другим  категориям граждан.

 
Статья прочитана 3213 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos