Как берут города: неправильно истолкованный советский опыт

На сегодняшний момент мировая военная практика показывает нам два принципа взятия под контроль крупных населенных пунктов при ведении вооруженных конфликтов. Условно эти подходы можно разделить на «восточный», сформированный на основе боевого опыта Великой Отечественной войны и «западный», оценить который можно по итогам боевых действий армии США в Ираке.

Классическим применением «восточного» подхода является штурм войсками Российской армии города Грозный, как в ходе первой, так и в течение второй чеченских компаний. Аналогичный метод можно зафиксировать и у правительственных войск в Ливии во время штурма Мисураты в 2011 году и у сирийской армии при наступлении на Алеппо или Дераа во время гражданской войны в 2012 году. Такое совпадение не удивительно: многие командиры арабского Востока обучались в советских военно-учебных заведениях или же по советским военным лекалам.

В общих чертах «восточный» подход заключается в целенаправленном наступлении на центр города, однако, если разобраться подробнее, то окажется, что такой прорыв в центр населенного пункта согласно советским военным наставлениям должен был быть сопряжен с другими тактическими действиями. Однако, на поверку оказывается, что советский военный опыт конца второй мировой на самом деле использовался неправильно.

На финишной прямой Великой Отечественной войны наши войска подходили к населенным пунктам с мощной группировкой. Несмотря на понесенные перед этим потери при прорывах укрепленных позиций противника, на взятие крупного города выделялись общевойсковые объединения – армии, в составе которых насчитывалось несколько стрелковых дивизий. Соответственно даже при составе потрепанного советского батальона в 199-200 человек, дивизия могла насчитывать от 4 до 7 батальонов. При этом вместе со стрелковыми ротами к городам выходили и большие артиллерийские группировки, преимущественно небольшого калибра, но в количестве, достаточном для эффективных действий. Каждая дивизия имела в своем составе около сотни стволов и к этой мощи добавлялись ещё и артиллерийские части, подчиненные армейскому, фронтовому командованию и резерв Ставки.

В итоге к крупному европейскому городу, например Будапешту, Кенигсбергу или Берлину после прорыва обороны выходили не менее десятка дивизий.

Вся эта мощь подкреплялась танковыми частями, которые к концу войны принимали вид уже танковых армий.

Таким образом, войсковая группировка могла построить в районе атакуемого города связанный боевой порядок, а часть войск выделялась на сплошное блокирование населенного пункта, основная же часть начинала штурм города. Несмотря на то, что войска по периметру были не слишком многочисленны, солидная артиллерийская и танковая поддержка позволяла эффективно блокировать немецкие контратаки и попытки прорыва.

Основная часть войск входила в город и буквально разрывала его на отдельные очаги сопротивления, при этом большое количество войск позволяло сохранять тесную «локтевую» связь в наступающих боевых порядках. Постепенно стягиваемая сковывающая линия оцепления позволяла бросать по основным магистралям мощные ударные группировки, поддерживаемые танками и артиллерией.

В результате единая система обороны города разбивалась на отдельные очаги, которые оперативно блокировались и впоследствии зачищались. Под острие удара наступающих войск противник подбрасывал все больше и больше резервов, которые перемалывались в ожесточенных уличных боях. Любое возникающее сопротивление безжалостно выжигалось массированным огнем артиллерии. Так, только в Кенигсберге войсковую операцию поддерживали 3,5 тысячи орудий и минометов.

И именно этот порядок городских штурмов впоследствии преподавался во всех советских военных академиях. При этом вопрос полной изоляции горо да от внешних факторов как-то опускался. А ведь именно блокировка города и позволяла советским войскам концентрировать основные силы на направлении главного удара, именно недопущение прихода в город группировок противника из-вне и позволяло в короткие сроки ломать подготовленную эшелонированную оборону противника. Достаточно вспомнить, какие надежды в осажденном Берлине Гитлер возлагал на армию Венка и именно известие о том, что помощь не придет — толкнула фюрера к сведению счетов с жизнью.

Концентрация ударных сил на магистральном направлении и прорыв группировки в центр города было применено российскими войсками и при штурме Грозного в 1994 году. И если при втором штурме, в 1999 году, хотя бы какое-то подобие блокировки города все-таки было сформировано, то в новогоднюю ночь российские войска бросились в центр Грозного, заполненного враждебным населением, оставив периметр практически «на авось». К тому же в 1994 году войск для блокировки города элементарно не хватало, эту ошибку попытались исправить в 1999-м, для чего возле грозного сконцентрировали войска численностью около 95 тысяч человек.

В результате неоднократно исполняемая в 1945-м году и выверенная до мелочей операция по штурму крупных (и зачастую сильно укрепленных) населенных пунктов дала сбой. Войска не смогли создать единый боевой порядок, не чувствовали соседей. В итоге российские войска при отсутствии изоляции города были практически в темноту растопыренными пальцами. У этих пальцев не хватало сил даже на то, чтобы сдавить и зафиксировать относительно малочисленные группировки боевиков. Они попросту утекали как песок или вода через те же пальцы. Во время штурма европейских городов противнику просто неуда было деваться, кроме как лесть под паровой каток советских ударных частей: все вокруг было блокировано и пространства для маневра практически не было. Боевикам же в Грозном (и впоследствии при повторении этого сценария в ближневосточных городах) удавалось избегать прямых столкновений.

Кроме того, свою роль сыграло и ограничение на применение артиллерии. Во время войны советские артиллеристы особенно не церемонились и уничтожали любое выявленное сопротивление, в новейшее время в дело вмешалась политика.

К совершенно трагическим последствиям такая вольная трактовка советского боевого опыта привела в 1994 году при штурме Грозного. Несмотря на то, что на захват города было брошено несколько больше войск, чем два пресловутых воздушно-десантных полка, но, тем не менее, их количества все-таки не хватало для полноценного блокирования города или захваченных кварталов. В результате в общем-то неплохо вооруженные и оснащенные (по сравнению с боевиками, конечно) войска втягивались в городские лабиринты и утрачивали локтевую связь с соседями. Этим фактом не преминули воспользоваться боевики, которые блокировали колонны в разрушаемом городе и практически безнаказанно их избивали, уходя после боя на неконтролируемые участки.

Это был именно тот момент, когда исход боя могли решить классические «большие батальоны», которых попросту не было. Огневая мощь бронетехники просто не использовалась эффективно, а после окончания солярки и боеприпасов начинался обычный стрелковый бой, где свою роль играла уже хорошая мотивированность боевиков.

Кроме того, российская армия не смогла или не захотела осуществить массированную огневую поддержку наступающих войск. До плотности артиллерийского огня, продемонстрированной советскими войсками в Берлине, и составлявшей сто-двести стволов на один километр фронта российским войскам в Грозном, ливийским в Мисурате или сирийским в Алеппо было ох как далеко. Конечно, свою роль тут сыграли и политические мотивы, но основа такого положения вещей одна – отсутствие блокировки города. При наличии плотного кольца блокады можно было бы во всяком случае объявить коридоры для выхода гражданских жителей, дать на это разумное время, а уже потом, как говориться «умывать руки»…

Однако кольца вокруг городов, ни в Чечне, ни в Ливии, ни в Сирии только не замыкали, что давало возможность боевиками осуществлять регулярное переформирование, подтягивать свежие силы и выводить бойцов при опасных ситуациях. К тому же такая длительная бестолковая операция приводила к тому, что и колеблющиеся местные жители становились на сторону незаконных вооруженных формирований и мясорубка начинает крутиться с новой силой.

Однако современные вооруженные конфликты продемонстрировали нам и другой подход к городскому бою.

автор статьи — Сергей Серков

 

 

 
Статья прочитана 1500 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos