Европа и оружие

 Европейские власти колеблются между необходимостью создания новых рабочих мест и ограничением оборота оружия.

 В бельгийском Херстале на фоне заброшенных сталелитейных заводов и покрытых копотью типовых жилых домов, как бриллиант сияет штаб-квартира оружейного концерна FN Herstal.

Обширный оружейный комплекс FN, расположенный в заводах, построенных из красного кирпича, процветает и развивается, что является редким исключением для предприятий этого региона, некогда составлявшего основу сталелитейной и угольной промышленности Европы, и значительно пострадавший от десятилетий экономического спада.

Один из ведущих в производителей стрелкового оружия в Европе, концерн FN также включает себя компании «Браунинг» и «Винчестер». Даже американский спецназ использует его изделия — современные винтовки SCAR, во время проведения секретных операций. Популярны изделия компании и у мексиканских наркокартелей, так что во время вооруженных столкновений разные стороны могут использовать стволы, выпущенные в одном цехе.

В то время как обремененные долгами европейские страны ищут способы сократить свои оборонные бюджеты, бизнес производителей стрелкового оружия ищет новые зарубежные рынки. Экспорт оружия и боеприпасов из 27 стран Европейского Союза в 2011 году составил почти 5 млрд. долларов.

В европейской военной промышленности занято около 97 тысяч человек. На фоне показателя в 27 миллионов безработных в объединенной Европе – оружейные концерны остаются одними из последних островков стабильности и безопасности.

Все это создает определенную моральную дилемму именно в той части мира, которая активно проповедует гуманитарные ценности и в которой беспокойство о растущих объемах торговли оружием активно используется в ходе политических дебатов.

«Стрелковое оружие несет ответственность за гибель большего числа людей, чем любой другой вид оружия», — именно такое заявление расположено на официальном сайте германского Министерства иностранных дел: «Оно усугубляет конфликты, дестабилизирует общество и препятствуют развитию».

Тем не менее, сама Германия уверенно держит почетное третье место среди мировых экспортеров оружия и боеприпасов, с объемом продаж в 376 млн.долларов на 2010 год, что составляет — 10 процентов от общего объема оружейного бизнеса в мире.

Как и другие европейские страны, Германия хочет и поддерживать свою военную промышленность, и стремится к созданию международного контроля над оборотом оружия. Государственная политика запрещает экспорт оружия в зоны военных действий или в страны, где оно может быть использовано при совершении нарушений прав человека. В июле 2012 года Германия присоединилась к Великобритании, Швеции и Франции с инициативой о принятии нового договора ООН по регулированию торговли оружием и борьбы с незаконным оборотом наркотиков.

Тем не менее, немецкие продажи оружия в 2010 году включают в себя поставки боеприпасов на 12 млн. долларов в Саудовскую Аравию, и поставку неустановленной военной электроники в Колумбии, то есть в страны, никак не отличающиеся тщательным соблюдением прав человека. Помимо этих официальных продаж, активисты пацифистских движений утверждают, что немецкое оружие часто продается в зоны военных действий или деспотическим режимам. Правительство Германии не знало, что и говорить, когда в 2011 году ливийские повстанцы захватили в арсеналах Муаммара Каддафи современные штурмовые винтовки Heckler & Koch, которые в принципе не предназначались для продаж за рубеж.

Активисты утверждают, что поставки оружия и снаряжения, которые затем используются в гражданских войнах и с целью угнетения внутри государств с диктаторскими режимами являются постоянной головной болью германской экономической внешней политики.

Но Германия не одинока в таком «двоемыслии». По данным международных организаций, крупнейшим экспортером стрелкового оружия в Европе является Италия. Ее объем продаж в 402 млн. миллиона долларов в 2010 году уступает только показателю США в 673 млн.долларов. В первую десятку торговцев оружием также входят Швейцария, Австрия, Россия и Испания.

Маленькая Бельгии занимает в этом рейтинге почетное одиннадцатое место, достигнув показателя продаж на сумму 92 млн. долларов, во многом благодаря тому самому заводу концерна FN рядом с Льежем.

История компании FN Herstal восходит к 1889 году, когда «Fabrique National» — французский национальный завод начал делать винтовки для бельгийской армии. Сегодня компания олицетворяет собой все противоречия, стоящие перед европейскими политиками, которые стремятся примирить высокие моральные идеалы с жесткой прозой экономики.

Компания, которая также управляет производствами в Португалии, Японии и в американской Южной Каролине, на 100 процентов принадлежит правительству франкоязычного региона Бельгии — Валлонии, где в настоящее время власть принадлежит коалиции социалистов, христианских демократов и зеленых, то есть традиционно пацифистским партиям.

«В общем и философским смысле, мы на самом деле не выступаем в пользу торговли оружием, но мы должны быть реалистами», говорит Люк Тибергхейн, член вышеупомянутой коалиции и депутат регионального парламента Валлонии. «Это производство является важным сектором экономики для региона Льеж, поэтому нам придется с этим жить».

Всего на заводах FN в Европе работают 1300 человек, около половины из всей рабочей силы, занятой в оружейном производстве концерна по всему миру. Конечно, это далеко не те 15 тысяч сотрудников, которые работали там в начале 1960-х годов, но все-таки это производство является жизненно важным для региона, особенно учитывая, что уровень безработицы в Льеже и его пригородах сейчас достиг уровня, превышающего 20 процентов.

 В своем интервью, депутат Тибергхейн также заявил, что его партия будет поддерживать непопулярное в городе решение, которое направлено на ужесточение ограничений оборота оружия. Законопроект должен обеспечить невозможность попадания оружия, производимого на FN в чужие руки. Перед там, как его партия получила представительство в региональном парламенте, депутат выступал против заключения договора на 16 млн. долларов, предусматривающего поставку винтовок, пулеметов, пистолетов, боеприпасов и «менее смертельного оружия» правительству Каддафи в 2009 году.

 Несмотря на ужесточение правил, оружие, производимое на заводах FN, по-прежнему часто попадает в чужие руки.

Его пистолеты «FN Five-seven» вместе с автоматами АК-47 и их клонами составляют основную часть из более чем 2 тысяч единиц стрелкового оружия, которые были переправлены американскими спецслужбами в Мексику в ходе операции «Форсаж», и которое в итоге оказалось в руках мексиканских наркокартелей. Винтовки производства концерна FN были также замечены в руках сирийских повстанцев, что вызывает опасения о незаконном трансфере этого оружия через Ливию или страны Персидского залива.

По мнению депутата в 98 процентах случаев, вообще не существует никаких проблем с экспортными лицензиями. Семьдесят пять процентов экспорта бельгийского оружия идет в европейские страны, и остальные законопослушные места, такие как Соединенные Штаты. Проблематичными являются всего лишь 3 или 4 процента годовых продаж, в основном направляемых в страны Персидского залива. Однако, несмотря на то, что Саудовская Аравия и Катар никак не могут похвастаться строгим контролем за кончеными пользователями покупаемого оружия, они до сих пор являются «важными клиентами» для FN Herstal…

 

автор статьи — Сергей Серков

 
Статья прочитана 1909 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos