Корейская угроза

Не так давно руководство Северной Кореи заявляло, что ее ядерное оружие может достичь США. Эта теория оспаривается многими учеными на Западе, но страх перед азиатской гонкой вооружения дает военным нескольких стран возможность манипулировать своими правительствами.

 Испуганная заявлениями официальных лиц КНДР, Южная Корея в последнее время сделала северокорейскую военную угрозу основным драйвером своей внешней политики. Политики из Сеула дали разрешение своим союзникам из Соединенных Штатов на размещение в стране оперативно-тактических ракет с радиусом действия от 300 до 800 километров, достаточных для поражения любой цели на территории КНДР. В свою очередь Северная Корея повысила ставки и заявила, что обладает межконтинентальными баллистическими ракетами, способными поразить континентальную часть Соединенных Штатов.

В начале октября высокопоставленные, но анонимные сотрудники южнокорейской службы безопасности проинформировали группу журналистов, что Северная Корея уже обладает или в скором времени будет обладать технологией установки ядерного оружия на ракеты.

Но жителям Аляски и западного побережья США, вероятно, пока еще рано копать бомбоубежища. Вместе с тем беспокойство вызывает рост гонки вооружений в Северо-Восточной Азии, которая захватывает не только две Кореи и Японию, но также Китай и Японию.

На самом деле пока непонятно, может или нет КНДР достигнуть уровня, о котором заявляли их официальные лица. После неудачного запуска спутника в апреле 2012 года, который показал слабые места в ракетных технологиях, используемых и при создании баллистических ракет – некоторые эксперты склонны считать воинственные заявления северян не более чем «риторическим блефом».

Другие специалисты придерживаются иной точки зрения. Брюс Бечтол, эксперт по Корее из Техаса описывает не подтвержденные данные о новых северокорейских межконтинентальных баллистических ракетах, продемонстрированных в апреле текущего года на военном параде в Пхеньяне. Он считает, что если это не макет, а реальное устройство – то оно вполне может достичь материковой части США.

Бечтол считает практически доказанным наличие у КНДР ракет с дальностью действия в 4 тысячи километров, способных поразить цели на Гуаме и других американских островных территориях в Тихом океане. К тому же, по его мнению, Северная Корея никогда не показывала на парадах ракетные системы, которые уже не развернуты или не будут развернуты. Продемонстрированная установка базируется на китайской колесной грузовой платформе, что, по мнению специалистов, является еще более тревожным сигналом для США, большим, чем дальность полета ракет. Комплексы, размещаемые на мобильных платформах гораздо труднее отследить до запуска, чем стационарную МБР.

Однако даже стационарные системы КНДР: «Тэпходон 1» и «Тэпходон 2» показали серию неудач в 1998, 2006, 2009, 2012 годах. Даже при условии, что комплекс «Тэпходон» показал требуемую дальность полета, сопоставимую с расстоянием до американского континента, его серьезнейшей проблемой является чрезвычайно низкая точность, и этот факт до сих пор является серьезной проблемой для северокорейских технологий. Бывший японский официальный представитель МИД Томохико Танигути вообще заявил, что «цель попадания этих ракет является самым безопасным местом на Земле».

Другой специалист — Ральф Косса из Гонолулу считает, считает, что ракеты Северной Кореи представляют собой большую угрозу для находящихся под угрозой исчезновения китов, чем для людей на Гавайях.

До недавнего времени эксперты сходились в явном консенсусе, что Северная Корея до сих пор не может решить технические проблемы миниатюризации ядерного оружия и установки его в качестве боеголовки на межконтинентальные ракеты. Ежегодное исследование корпорации RAND назвало ядерно-ракетную программу Северной Кореи «бумажным тигром». «Потенциальная доставка ядерных боеголовок северокорейскими ракетами не может быть полностью исключена, но, кажется маловероятной», пишет исследователь RAND Марк Шиллер.

Эксперты RAND считают, что разумным будет предпринимать шаги по защиты от обычного (то есть неядерного) нападения со стороны КНДР, а северокорейская ракетная программа используется в основном в качестве политического инструмента, для получения стратегических рычагов, укрепления власти и сдерживания других стран — в частности Южной Кореи и США — от военных действий. Эксплуатационная готовность МБР при этом является вторичной.

Объясняя, почему Южная Корея видит необходимость в расширении дальности и полезных нагрузок дислоцируемых на ее территории ракет, Чун Юн-Ву, старший секретарь южнокорейского президента по внешней политики и безопасности, сказал: «Мы обеспечим наличие различных эффективных средств, чтобы вывести из строя северокорейские ракеты с ядерным оружием и защитить жизнь и безопасность наших граждан от вооруженного нападения Северной Кореи».

Критики такой эскалации вооружений считают, что идея заключается в возможном превентивном ударе. Но большой удачей будет даже само обнаружение мобильных пусковых установок и сам такой предварительный удар может запустить маховик ядерной войны.

В тоже время расширение Южной Кореей дальности своих баллистических ракет может дать дополнительный толчок региональной гонке вооружений. Скорее всего, мотивом дополнительного усиления Сеула является не боязнь северокорейской угрозы, а желание быть признанными в качестве великой державы (может быть, и в долгосрочной перспективе), а также противопоставление угрозе со стороны Китая.

Периодические напыщенные заявления со стороны Северной Кореи оказалось весьма полезным для её врагов, стремящихся подготовить свою защиту против Китая, гораздо более грозным потенциального противника. США и Япония используют северокорейскую угрозу в качестве оправдания для расширения системы противоракетной обороны (ПРО), минимизируя необходимость объяснять присутствие 250-и метрового радарного сооружения в регионе.

Бывший дипломат Танигучи, сказал, что это является секретом полишинеля, и что гораздо большей, чем открытая северокорейская угроза становится потенциальная угроза со стороны Китая. Рост военной мощи КНР всегда был главным драйвером совместной разработки США и Японией систем противоракетной обороны.

«Китайские ракеты с ядерными боеголовками уже покрыли всю территорию Японии и даже ложные цели», сказал Танигути. Даже при снижении бюджетных ассигнований в оборону целом, Япония не переставала инвестировать в расширение масштабов противоракетной обороны.

Разговоры о ракетной угрозе со стороны КНДР являлись всего лишь поводом для роста японского бюджета ПРО, и уже через год или два Япония оборудует все свои эсминцы морской самообороны системами «Aegis» с возможностями противоракетной обороны.

Акцент Японии на противоракетную оборону контрастирует с намерением Южной Кореи расширить ассортимент и полезную нагрузку атакующих ракет. Анонимный токийский эксперт по вопросам вооружений заметил, что Южная Корея хочет ударить по командным пунктам, мобильным установкам, по любым целям на Севере. В отличие от Сеула, Токио настроено на оборону и будет ждать первого удара со стороны противника.

Расходящихся подход к «корейской угрозе» совпадает с политической напряженностью между этими странами, отношения которых в эти дни больше напоминает соперничество, чем союз, хотя каждая из них в отдельности является союзником с США. Так в июле 2012 года, Сеул в последний момент отказался от подписания соглашения об общей оборонной информации. Президент Южной Кореи Ли Мен Бак использовал в качестве удобного предлога многолетний спор о принадлежности некоторых отдаленных островов.

Эксперты считают, что приобретение южнокорейской стороной баллистических ракет с большей дальностью, а не приобретение средств противоракетной обороны является неэффективным подходом к военной политике и чрезмерной тратой денег.

Например, системы противоракетной обороны PAC-3 стали бы намного более сдерживающим фактором, чем просто развертывание ракет. Несмотря на то, что США имеет несколько батарей ПРО в Южной Корее, они защищают только американские базы. У южнокорейских населенных пунктов и военных баз не имеется никакой защиты, за исключением устаревших и ненадежных систем ПРО образца 1990-х годов.

Согласно официальному сообщению Центрального телеграфного агентства Кореи, северокорейский представитель Министерства иностранных дел недавно заявил, что «после развертывания новых ракет в Северо-Восточной Азии у США не остается никаких моральных прав говорить о развитии ракетного потенциала КНДР». Конечно, Пхеньяну не нужны оправдания, чтобы спровоцировать своих врагов, но правительство КНДР с удовольствием возьмет на вооружение такое оправдание своих действий. Вполне возможно, что мы узнаем о новых северокорейских ракетных или ядерных испытаниях в ближайшее время, возможно, в первые месяцы 2013 года. К тому времени ужу пройдут выборы в Соединенных Штатах, Японии и Южной Корее, пройдет запланированная смена власти в Китае, и Пхеньяна сможет проверить наряду с собственными технологиями и реакцию новых администраций этих стран.

 

 
Статья прочитана 2160 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos