Посчитали-прослезились

Счетная палата России проверила правильность распределения и эффективность действия военного ведомства по распределению жилья нуждающимся военнослужащим.

Основной проблемой жилищной политики Министерства обороны аудитор Счетной палаты России Валерий Богомолов назвал тот факт, что около 60 тысяч квартир, построенных для военных до настоящего времени так и остаются пустыми. Причиной такого положения дел стало строительство квартир в неприспособленных для жилья районах и многочисленные недоделки в строительстве. Так, только в Южном военном округе в апреле 2010 года на его территории находилось 3010 недостроенных квартир, при этом в очереди на получение жилья состояло 12 тысяч военных.

Всего в российских Вооруженных силах в очереди на получение жилья стоят 76200 военнослужащих, из них около 7,5 тысяч претендуют на получение квартир в Москве.

Однако представитель минобороны – Галина Семина, отвечающая за распределение жилья, не согласилась с доводами Счетной палаты и сообщила, что свободных квартир для военнослужащих в принципе не существует. Министерство обороны распределяет жилье в автоматизированном режиме и за прошедшие годы уже обеспечило квартирами около 155 тысяч военных.

Как обычно оба заявления вызывают множество вопросов. Вот основные из них:

Первый: что такое «отдаленные и неприспособленные к жизни районы». Если речь идет о военных городках в Анадыре, Певеке и прочих столь же экзотических местах – то совершенно понятно, что учитывать такое жилье, построенное зачастую еще в разгар советской власти как-то неправильно. На одном из совещаний у председателя правительства России Дмитрия Медведева, министр обороны Сердюков как раз отчитывался о процедуре передаче такого жилья на баланс местных муниципалитетов. С такой передачей имеются огромные проблемы, именно потому, что значительная часть этих площадей уже пришла в ужасающее запустение, в этих домах никто не живет, инфраструктура не используется и у того же Министерства обороны постоянно образовывается громадный дефицит средств по поддержанию их в более-менее приемлемом состоянии. Если же речь идет о пригородах больших городов, то тут возникает совершенно отдельная проблема, но о ней – потом.

Второй. Что подразумевается вообще под «жильем Министерства обороны». Между прочим, многие новостройки до определенного момента находятся на балансе строительной организации и в распоряжении военных они могут оказаться только после того, как дом будет сдан. А до этого такое жилье будет всего лишь строительной площадкой с неопределенным юридическим статусом и правом собственности.

Вообще тут имеется очевидная проблема спроса и предложения, описанная в любом учебнике по экономике. Дано – военным пенсионерам и лицам, увольняющимся из Вооруженных сил, необходимо предоставить жилье. Министерство обороны получает от государства деньги на реализацию жилищных программ. Казалось бы, чего проще – выдать каждому нуждающемуся необходимую сумму в виде целевого сертификата. Торжественно, с оглашением списка через средства массовой информации и размещением списка получателей на общедоступных площадках в сети Интернет. После этого владелец сертификата обращается к любой строительной компании в любом городе или поселке России, либо покупает жилье на вторичном рынке исходя из своих личных предпочтений. Предпочтения ведь могут быть разными: кто желает жить на лоне природа в глухом лесу на берегу озера, а кто-то желает иметь квартиру в центре шумного мегаполиса. Кто-то вообще плюнет на все и купит за эти деньги бунгало в Таиланде. Нет, серьезно, жилье там недорогое, и фрукты дешевые. Кто желает на пенсии трудоустроиться пасечником, а кто-то горит желанием сделать карьеру в крупной транснациональной компании. И тот и другой варианты жизни требуют определенного типа жилья, который, в свою очередь стоит определенных денег. В том и в другом варианте цены за один квадратный метр похожего по качеству жилья могут различаться в разы, а то и на порядки. За цену однокомнатной квартиры в пределах Садового кольца можно построить шикарный коттедж в пригороде Калуги и еще останется денег на транспортное средство для поездок по окрестностям. Каждый будет выбирать вариант расходования денег сам. Слава богу, все военные, нуждающиеся в жилье, уже взрослые дееспособные люди, многие имеют опыт управления и должны сами как-нибудь разобраться, как им применить себя в гражданской жизни.

Однако, вместо такого (достаточно жесткого, но справедливого варианта), министерство обороны использует архаический вариант натурального распределения квартир, доставшийся по наследству от Советского Союза. Да, такой способ работал во времена командно-административной экономики, когда государство брало на себя ответственность за каждого гражданина, но взамен требовало беспрекословного исполнения своих указаний. Но сейчас совершенно другое время. Рынок труда – основа экономической внутренней миграции регулируется государством в совершенно незначительной степени. Правительство уже не определяет, где кому жить и чем заниматься. Но получается, что военное ведомство все еще идет по такому пути. Оно взвалило на себя строительство и закупку квартир на всей территории России, а потом пытается свести вместе квартиру в Воронеже и военнослужащего из Петропавловска-Камчатского. Конечно же, такой процесс идет с огромным скрипом. Уволенный военнослужащий желает жить с видом на Кремль (не на московский, так хоть на худой конец на нижегородский), однако министерство обороны предлагает ему квартиру с видом в лучшем случае на окрестные нижегородские леса. Может Сердюков бы и рад был дать всем квартиры на Тверской, но, во-первых, Тверская не резиновая, а во-вторых стоимость таких квартир достигает высот астрономических и сначала их придется выкупить у Аллы Пугачевой или Иосифа Кобзона.

Минобороны построило великолепные 3-х комнатные квартиры в городе Стерлитамаке, но где этот Стерлитамак и кто туда поедет? У министерства обороны числятся дома в Волгограде. Да, юридически это именно Волгоград, но на самом деле дома стоят в двадцати километрах от города, в глухом поселке. Прям посреди степи построили строители четыре девятиэтажных дома, а вокруг – тишина… Чтобы добраться из военного микрорайона в Балашихе в Москву нужно убить два с лишним часа, и это еще хороший вариант, потому что из микрорайона в Ожерелье выбраться будет еще более проблематичнее. Строительство жилья в мурманской Африканде – это вообще простое зарывание денег в вечную мерзлоту.

Другое явное и видное зло натурального распределения квартир – это коррупционная составляющая. Министерство регионального развития определяет стоимость квадратного метра в том или ином регионе, и минобороны никак не может вылезти за верхнюю планку. А вот у застройщиков нет никакого интереса продавать квадратный метр по цене, меньше, чем определенная минрегионом. В результате застройщик строит квартиры числом побольше, ценой подешевле, закладывая самую минимальную себестоимость за счет использования не очень качественных стройматериалов и продает за полную ставку квадратный метр военным чиновникам. Что происходит с разницей между такой себестоимостью и полной ставкой – надеюсь всем известно.

И вот эта история тянется уже долго и нудно. Вроде бы и строятся квартиры, но неизвестно где и неизвестно из чего. Вроде бы и получают военнослужащие это жилье, но не сразу, а после долгих утрясаний, переговоров и прочего. Такой процесс вообще может тянуться бесконечно. Единственный способ разрубить этот гордиев узел – перейти от натуральной выдачи квартир к денежной компенсации. Стоит отметить, что за счет сокращения военных чиновников, занятых в организации договорной работы с застройщиками, приемкой жилья и прочей околостроительной суеты, размер компенсаций можно незначительно, но увеличить.

 

автор статьи — Сергей Серков

 
Статья прочитана 3792 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos