НАТО переходит к доктрине «умной обороны»

В конце апреля генсек НАТО Расмуссен заявил, что страны НАТО переходят к доктрине «Умной обороны».

Суть ее заключается во введении национальной специализации в строительстве системы обороны североатлантического блока. Специализация вводится не от хорошей жизни. Старый Свет затягивает пояса потуже. На дворе – непрекращающийся экономический кризис и население европейских стран в настоящее время больше волнует проблема выплат пенсий и пособий, чем наращивание военной мощи европейского континента.

Первые ростки сокращения армий Европы наблюдаются уже несколько лет. Прежде всего, национальные правительства отказываются от дорогостоящих военных «игрушек». В Дании уже нет своего подводного флота, Голландия и Австрия объявили о сокращении всех танковых частей. От закупки некоторых образцов вооружений и военной техники отказывается даже сравнительно богатая Германия. Европейские страны стремятся минимизировать свои военные расходы и действия эти проводятся несогласованно, уменьшая прочность европейской обороны.

Генеральный секретарь альянса предполагает, что исправить ситуацию и оптимизировать сокращение национальных оборонных расходов можно за счет более тесной кооперации в области разведки, логистики и военного обучения.

Поскольку действительно полноценные вооруженные силы, в которых представлены все рода войск, из стран-членов НАТО имеются, пожалуй, только у Соединенных Штатов, то в результате оказывается, что европейские страны признают свою роль «мальчиков на побегушках» у могущественного заокеанского соседа. И если крупные европейские игроки (например, Великобритании, Франции, Испании и Германии) еще могут постараться сохранить лицо, то страны с небольшими размерами экономики видимо с облегчением примут такую вассальную присягу. Кстати примеры такие уже есть. Так воздушное пространство над прибалтийскими странами уже давно патрулируется объединенными воздушными силами альянса, так как собственных вменяемых ВВС у стран Балтии попросту нет. На самом деле, по большому счету у старой Европы в настоящее время отсутствует необходимость строить прочную эшелонированную сухопутную оборону. Гипотетически, крупный вооруженные конфликт на наземном пространстве на этом ТВД, может возникнуть между только между альянсом и РФ. Однако мир в Европе между НАТО и Россией строится на стратегии ядерного сдерживания. Даже в самые горячие времена «холодной» войны идея танкового прорыва от Днепра к Сене или наоборот сразу разбивалась о призрачную возможность перерастания конвенционального конфликта в полномасштабный обмен ядерными ударами. Именно поэтому после Второй мировой в Европе и не случилось сколько-нибудь значимых боев, за исключением, пожалуй, конфликтов в бывшей Югославии.

Но даже конфликты на Балканах показали, что максимум, что требовалось от европейских стран – это ввести в зоны боев «легкие» силы реагирования, выполняющие миротворческо-экспедиционную роль. Роль большой дубины традиционно доставалась США. Аналогичный процесс можно наблюдать и при формировании международного контингента в Афганистане. Все недостатки европейских армий компенсируются ударной силой США.

Однако если европейские страны ранее отклоняться от «генеральной линии» строительства европейской обороны, полагаясь на мощь Америки, то способность их самостоятельно строить собственные объединенные вооруженные силы с узкой национальной специализацией вызывает большие вопросы. Прежде всего, речь идет о финансовой составляющей строительства армии. Если стоимость основного боевого танка при закупке в разных странах еще можно сопоставить с процентом затрат от бюджета страны, то при введении специализации корректно оценить оборонные затраты одного отдельно взятого европейского государства будет попросту невозможно. Стоимость разработки и оснащения разными видами техники может различаться диаметрально. Обеспечить же полную прозрачность стоимости НИОКР, особенно по высокотехнологичным видам вооружения или оснащения попросту невозможно. Как же европейские страны могут тянуть одеяло каждая в свою сторону – весь миру уже убедился на примере финансового кризиса Еврозоны.

Американские власти не питают особых иллюзий о способности европейских стран самостоятельно договариваться и строить общую оборонную политику. Еще Ричард Перл – заместитель министра обороны в администрации президента Рейгана считал, что без постоянных американских инициатив НАТО ждал бы неминуемый крах.

Конечно, как вариант, более тесная военная европейская интеграция может дать толчок и интеграции политической и экономической. Если предположить, что в одной условно взятой европейской дивизии, выполняющей боевые задачи в далеком Афганистане медики будут чехами, саперы – датчанами, пехотинцы – немцами, а танкисты – французами, то, как минимум может повыситься взаимопонимание среди родственников и соседей бойцов и в Европе. Такая моральная подоплека в атмосфере нарождающейся подозрительности придется очень даже кстати. Впрочем, управление таким соединением будет чрезвычайно сложным.

Самая же основная проблема – это сопротивление национальной бюрократии бюрократии общеевропейской. Для этого странам Старого Света придется жертвовать и без того урезанным суверенитетом. В кулуарах НАТО прямо признается, что основное препятствие общей европейской армии – это именно средний национальный чиновник, для которого утрата власти равносильна концу света. Кроме того, ряд экспертов высказывает опасение, что такая тесная интеграция приведет к тому, что европейские страны вообще лишаться собственного ВПК и вынуждены будут закупать американскую продукцию.

Однако пример взаимодействия в строительстве вооруженных сил в Европе все-таки есть. Так, европейскими странами создана общая система раннего предупреждения и контроля, основывающаяся на воздушных радарах, находящихся в совместной собственности НАТО. Аналогичный подход имеется и в сфере организации военно-транспортных стратегических перевозок. В этом проекте участвует 12 стран. С 2007 года стратегические перевозки европейских армий осуществляется на купленных вскладчину американских самолетах Боинг С-17. На память приходит и Еврокорпус, состоящий из разных национальных подразделений.

В перспективе альянс планирует посредством интеграции сокращать практически все статьи оборонных расходов. Секвестр не коснется лишь противоракетной обороны, специальных подразделений и кибербезопасности.

Стоит отметить, что Россия уже во многом копирует опыт европейской интеграции. Расколовшееся на части постсоветское пространство собирается в едино целое с использованием европейской методики, предусматривающий постепенный переход от политического союза, к таможенному, затем к экономическому и к общей армии. Россия уже стала инициатором создания Таможенного союза и ОДКБ. Вполне возможно, что опыт строительства европейской «умной обороны» может быть использован и при строительстве единых вооруженных сил на просторах экс-СССР.

Кроме того, пользуясь тем, что США все более смещает акцент своего внимания в сторону Азии, у России есть хороший шанс частично участвовать в европейской интеграции. Во всяком случае, идеи о строительстве «общего пространства от Лиссабона до Владивостока» уже были озвучены руководством нашей страны.

 

 

 
Статья прочитана 1633 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos