Служба «в распоряжении» — «сон есть не сон»

В организационно-штатной жизни Вооруженных сил случаются разные события. Воинские части делят и объединяют, сформировывают и переформировывают. Особенно участились в российской армии такие флюктуации после начала военной реформы. Соединения и части, история которых насчитывала не один десяток лет, а иногда и вела свою родословную от лихих тачанок и маузеров гражданской войны, в ходе придания армии «нового облика» стали уходить в небытие. В основу коренного изменения структуры российской армии, по уверениям инициаторов реформы была заложена железная, тщательно просчитанная целесообразность. Тут уж не до сантиментов и не до сохранения в неприкосновенности номеров и наименований частей. Под нож идут соединения, чьи названия овеяны славой, чьи знамена сгибаются от тяжести боевых орденов.

Только в момент своего зарождения, в 1918 году молодая красная Армия насчитывала чуть более 190 тыс. человек, а на начало 1945 года, когда советская военная машина катилась по Европе, в Советской армии служило более 11,3 миллионов военнослужащих. В 2012 году планируемая численность российской армии составит около 1 млн. человек, из которых 180 тысяч будет проходить службу в офицерских званиях. Последние годы офицерский корпус России сокращался значительными темпами. Этому были и вполне объективные причины: соотношение офицеров и рядовых в армии нашей страны было непомерно высоким. В связи с этим на несколько лет был даже приостановлен набор в военные учебные заведения, подготавливающие молодых офицеров. Дело доходило даже до того, что выпускникам военных училищ просто не находилось первичных офицерских должностей и они вынуждены были начинать офицерскую службу в должностях, которые ранее комплектовались сержантами.

Несмотря на продолжающуюся дискуссию о том, какая по размеру армия необходима России – факты сокращений стали вполне осязаемым фактом. Но, оставляя за скобками этот нешуточный спор, обратимся к тому, о чем в пылу соединений, разделений и «переформатирований» обычно забывают. Поговорим о так называемом «прохождении службы в распоряжении».

Этот термин расшифровывается просто: человек есть, а должности нет. Часть сократили, присоединили, ликвидировали, знамя сдали в музей, пушки укатили на склады. А люди остались. Вполне себе живые люди, многие с семьями, люди, отдавшие не один год жизни служению Родине.

И вот пока офицер или прапорщик не уволен, он, с одной стороны все еще сохраняет статус военнослужащего, и поэтому командование имеет, например, полное право отправить его служить в любой уголок нашей необъятной страны. Но есть нюанс: переводить нужно на равнозначную должность и в такую местность, которой соответствует группа здоровья.

Но фокус в том, что и даже в самых отдаленных местностях должности тоже сокращаются. Если уж молодых, задорных и холостых лейтенантов девать некуда, то куда приткнуть видавшего виды майора или подполковника, обремененного женой, детьми и собакой?

После того, как командование понимает, что отправить в «могочи-магдагачи-шимановски» такого майора не получится (просто потому, что он и там Родине не нужен), у него, командования, остается один выход – уволить военнослужащего по избранному самим военнослужащим основаниям увольнения.

Очень много таких майоров и подполковников уже успели послужить стране в тех самых «могочах-магдагачах-шимановсках», и, поскольку служба там не сахар, а местность – далеко не курорт, уже имеют за плечами полный комплект кто льготной, а кто и календарной выслуги, дающей право на получение пенсии.

Казалось бы, что тут плохого? Пиши рапорт, получай пенсию и наслаждайся жизнью в облюбованном уголке России. А может и не в России… Вон, на Дальнем Востоке многие пенсионеры продают свои квартиры и переезжают в приграничный Китай. Народ там пока обходительный, с «северными варварами», расплачивающимися звонкой монетой обходится вежливо, кланяется и всячески показывает свое уважение. Если не хочешь в Китай, то езжай на Кубань, выращивай виноград или вообще перемещайся в Таиланд. В последнем и жизнь дешевле, и море теплее и фрукты больше.

Но вот незадача — «продать квартиру в России» у таких внезапно оказавшихся не у дел и, в общем-то, молодых еще пенсионеров не получается. Потому что квартиры как таковой просто нет. То есть она обязана быть. Так в федеральных законах написано: отслужил положенный срок — будь добр, получи квартиру, распишись за неё и вот только после этого офицера могут юридически безупречно уволить на пенсию. Но вот с квартирами – беда. Их почему-то не всех не хватает.

Последняя высочайше официально озвученная причина такой нехватки достаточно банальная: Министерство обороны просто не смогло посчитать всех своих нуждающихся офицеров. То ли калькулятор бракованный попался, то ли счеты сломался, то ли пальцев не хватило – история умалчивает, но в российском военном ведомстве просто не знали, сколько у них во всяких там мсд, зрп, всч, тп и прочих аббревиатурах служило людей, и скольким из них пришел срок выходить на пенсию. Интересно, а «если завтра война, если завтра в поход», то военные чиновники так же будут подсчитывать свой кадры «на три лаптя по солнцу»? Ведь армия подразумевает несколько улучшенный порядок, учет и контроль, чем в какой-нибудь сугубо гражданской «федеральной службе по охране лапчатых гусей»? Получается, не подразумевает.

А вот уволить из армии необеспеченного жильем офицера просто нельзя. В результате такого подвешенного состояния военнослужащие оказываются фактически вычеркнутыми из военной жизни и, увы, не вписанными в жизнь гражданскую. Ну кто, скажите на милость возьмет к себе на работу, даже неофициально человека, которого завтра по велению высших сил могут отправить на Новую Землю, проводить строевые занятия среди местного моржового населения? Про официальную работу вообще разговора не идет. Да и какая работа в военном городке на окраине географии, куда «только самолетом можно долететь»? У таких «распоряженцев» даже и трудовой книжки-то еще нет. Вот и мыкаются такие бедолаги по местам постоянной дислокации. А ведь места эти бывают далеко не близлежащие. Ладно столицы: обычная и культурная. Там даже как-то пытались формировать из таких офицеров, находящихся «в распоряжении» комендантские патрули. Для придания мегаполисам так сказать «однообразности и равнения направо». Но идея не очень прижилась. В результате офицеры слоняются из угла в угол, надоедая начальству своими рапортами и вообще присутствием.

И ведь по большому счету пополнение активного гражданского населения России за счет уволенных офицеров (к тому же имеющими хороший базис в виде квартиры, пенсии и неплохого жизненного опыта) вполне себе придаст определенный положительный толчок экономике страны.

Ан нет. Эпопея с квартирами, которые должны быть предоставлены увольняемым, пока еще не завершена. Тысячи людей продолжают жить в неопределенном состоянии. Чисто теоретически для такой категории военнослужащих можно было бы разработать особый вид контракта, на основании которого уже и определялись бы права и обязанность. Ведь, по сути, ранее заключенный контакт по прохождении службы на него уже не распространяется, потому что соответствующей ему должности просто нет. Вот и исполняют такие люди «общие обязанность», содержание которых каждым отдельно взятым командиром части может толковаться в самом широком диапазоне: от появления в части только за зарплатой, до построений через каждый 15 минут.

Так что Министерству обороны и высшим военным правовым инстанциям, наверное, было бы неплохо озаботиться наведение в этой области элементарного порядка. Что бы всем сёстрам – по серьгам, а всем «распоряженцам» — по квартире и по «дембелю».

 

 

 
Статья прочитана 3141 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos