Неравнобедренный треугольник

Некоторое время в отечественной и зарубежной прессе муссировался слух о создании гипотетического союза «Москва-Пекин-Дели». Обсуждение этой идеи началось еще в конце 1990-х. Но в последнее время слухи про создание «новой оси силы» как-то сошли с первых полос газет. Что случилось?

Начало обсуждения военно-политического союза России, Китая и Индии началось еще в прошлом веке. Рухнувший двухполярный мир и существенное ослабление положение России на стратегической арене заставило российские власти искать новых союзников, вместо растерянных в борьбе за собственность советских республик. Одним из направлений ревизии гегемонии США в мире стала идея «многополярного мира», который не будет зависеть от действий одной страны. Логическим продолжением этой идей стала работа над созданием региональных союзов.

Идею об образовании регионального евроазийского союза, в частности, выдвинул во время визита в Дели в декабре 1998 года премьер-министр России Евгений Примаков. В интерпретации Примакова новое образование должно было стать «стратегическим треугольником». Все международные эксперты единодушно отметили, что создаваемый союз, несомненно, направлен против фактической гегемонии США в мире. Однако срок нахождения Евгения Примакова на такой высокой должности был не столь продолжительным и очень интересная инициатива была потоплена откровенно прозападным окружением Бориса Ельцина. Но все меняется и уже, начиная с 2003 года сотрудничество между Россией, Индией и Китаем стало выходить на качественно новый уровень. К уже имеющемуся солидному уровню военно-технического сотрудничества были добавлены и совместные военные учения. Так, в 2003 году, в ходе военно-морских учений в Индийском океане прошли совместные действия Восточного и Западного индийских и Тихоокеанского и Черноморского российских флотов. Помимо военно-морских сил в учениях приняли участие и российские стратегические бомбардировщики, которым ради такого особого случая был предоставлен коридор для пролета над территорией Ирана.

В 2005 году на Дальнем Востоке были проведены масштабные совместные российско-китайские учения, в которых приняло участие три рода войск.

На новый уровень с 2005 года стали и выходить и сотрудничество стран по дипломатическим каналам. Ежегодно проводятся встречи министров иностранных дел России, Китая и Индии.

Но с 2006 года уровень военно-технического сотрудничества России и Китая начал неуклонно снижаться. Пекин за 2011 года даже не вошел в первую пятерку покупателей российского оружия. В этой связи примечательная история с якобы покупкой Китаем у России современных многофункциональных истребителей Су-35. Из СМИ поступали противоречивые слухи, основной мотив которых сводился к тому, что мы собирались продать Китаю этих истребителей побольше и как-то защититься от их копирования китайскими инженерами, а Китай вроде как желал купить минимальную партию, видимо как раз в качестве образца для производства собственного самолета. В конце концов, никаких вразумительных комментариев от официальных лиц не поступило, и остается только догадываться, с какой целью в прессе разгорелся весь этот сыр-бор.

В реальности Китай приобретает сейчас у России только ограниченные партии транспортных вертолетов и авиадвигателей. КНР просто уже разобрала по винтикам и досконально воспроизвела, все то что, что она у нас уже купила. Желание продолжить сотрудничество и получить у России совсем новые образцы у Пекина, конечно, осталось, потому что пока инженерный уровень китайцев все еще не позволяет создавать ряд товаров военной номенклатуры. Так, например, купленный по дешевке у Украины авианесущий крейсер «Варяг», так и остался без аэрофинишеров. Россия же призадумалась над целесообразностью продажи Китаю новейших или уникальных образцов вооружения и военной техники. На продажу тех же аэрофинишеров правительством России был наложен запрет. Не горит желанием Москва и отдавать в Китайские руки и такие новинки как ЗРК С-400 или истребитель 5-го поколения Т-50. Никто не хочет вырастить своими руками соперника на рынке вооружений. Ведь политика – это всего лишь продолжение экономики.

Между тем военно-техническое сотрудничество России с Индией развивается полным ходом. Пока Индия не позиционирует себя как страна-экспортер оружия, Москва не будет рассматривать ее как потенциального конкурента на мировом рынке вооружений.

Как-то незаметно, с середины 2000-х годов сошло на нет и упоминание стратегического треугольника «Москва-Дели-Пекин». Если взять Россию за основу, то две других стороны этого треугольника никак не хотят сходиться. Противоречия между Индией и Китаем вряд ли будут разрешены к обоюдному удовольствию в ближайшем будущем.

На территориях этих стран сейчас проживает более трети населения Земли. Совокупно ВВП Китая и Индии превышает американский, и по прогнозам к середине 21-го века Индия догонит Америку, а Китай обойдет Соединенные Штаты почти в полтора раза. Однако рост китайской и индийской экономик обеспечивался с помощью разных моделей. Если КНР стала «мировой фабрикой», то Индия обеспечила свое развитие, став всемирным «IT офшором». Если Китай крепил инженерно-промышленные мускулы, то Индия крепила интеллектуальную мощь. Нельзя сказать, что в этих направлениях они достигли совсем уж умопомрачительных прорывов: слова «китайский товар» и «индийский код» одинаково обозначают продукцию невысокого качества. Однако, деньги на всем этом зарабатываются неплохие, и скупка китайскими бизнесменами промышленных предприятий по всему миру – а индийскими IT-компаний давно уже никого не удивляет. Примечательно, что в последнее время китайские и индийские предприниматели стали проникать в отрасли, ранее считавшиеся вотчиной соседей. Китайцы осваивают производство высокотехнологичного оборудования и сферу услуг, а индийцы – учатся собирать технические диковины. Ну а где есть конкуренция на экономической почве – недалеко и до конкуренции политической и попыток решения противоречий военными методами. Благо прецеденты боестолкновений между Индией и Китаем уже были. Осенью 1962 года китайские и индийские войска уже ожесточенно бились за кусок Тибета, а пятью годами позже китайцы бросались в штыковые атаки на индийские пограничные посты.

Особую роль во взаимоотношениях между Индией и Китаем играет Пакистан. Традиционно эта страна является противником Дели, и с 1960-х годов активно поддерживается Пекином. Китай поставляет пакистанцам довольно широкую номенклатуру вооружений, в том числе танки и боевые самолеты. Правда, в последнее время Китай стал с некоторой настороженностью относиться к Исламабаду, обоснованно подозревая его в создании благоприятной среды для роста радикального исламизма, который служит головной болью для китайской автономии СУАО.

Между тем Китай наращивает свое военное присутствие в других сопредельных с Индией странах: Мьянмой и Бангладеш. В чью орбиту в итоге попадут эти государства пока трудно сказать, но уже сам факт строительства китайских военно-морских баз на территории этих стран не может не вызывать настороженности Индии.

Однако гегемонии Китая в Юго-восточной Азии может серьезно противостоять еще один очевидный партнер России – Вьетнам. Много кому в нашей стране памятно сотрудничество с этой страной в ходе войны с Соединенными Штатами. В начале 1990-х казалось, что Россия и Вьетнам окончательно пошли разными путями, но с середины 2000-х военно-техническое сотрудничество наших стран развернулось с новой силой. Между тем Вьетнам имел не только успешный опыт противостояния американской агрессии, но и в 1979 году успешно отразил китайскую агрессию. Та война была названа остряками «первой социалистической», но глубинные корни противоречий этих стран никуда не исчезали с изменениями общественного уклада. Видимо поэтому прошедшие в 2010 году совместные военно-морские учения США и Вьетнама вызвали негативную реакцию китайских властей. Не рады в Пекине и укреплению связей между Дели и Ханоем.

Также Китай не может быть доволен развивающимся военно-техническим сотрудничеством между Россий с одной стороны и Малайзией и Индонезией с другой. Если уж российские ура-патриоты пугают друг друга продвижением Китая на север, то индонезийские и малазийские власти могут рассматривать угрозу продвижения Китая на теплый юг абсолютно всерьез.

Пару строк стоит написать и о Южной Корее. Несмотря на то, что эта страна традиционно находится в орбите влияния США, и ее военное развитие направлено на военное сдерживание северного коммунистического соседа, китайскую угрозу для Кореи никто не отменял. Многим в Корее еще памятны сотни тысяч китайских «добровольцев», отбросивших корейские войска от китайско-корейской границы до самого юга полуострова.

Таким образом, стратегический треугольник «Москва-Дели-Пекин» скорее всего так и остался в набросках дипломатах, а в реальности юг и юго-восток Азии представляет собой причудливую и взрывоопасную смесь.

автор статьи — Сергей Серков

 
Статья прочитана 2607 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos