«Любой враг России должен всегда быть другом Финляндии»

«Любой враг России должен всегда быть другом Финляндии»

Свинхувуд, первый президент Финляндии

Часть 1.

Малоизвестно — или тщательно скрываемо — но факт:

К 1939 году финны построили аэродромную сеть для размещения 3000 боевых самолетов, в то время как сами финские ВВС насчитывали менее 300 боевых самолетов.

Строительство такой сети — огромные капитальные затраты, военный бюджет Финляндии превышал четверть государственного — причем часть средств проводилась вне его рамок, например, большая часть строительства. Мощность этой аэродромной сети сопоставима с мощностью аэродромной сети немцев к началу вторжения в СССР 22 июня 1941 года.

3000 боевых самолетов Финляндия физически не могла ни купить, не построить, ни подготовить пилотов, штурманов, стрелков, техников, ни снабдить горючим, ни обеспечить боеприпасами — она не могла их элементарно содержать, не то что приобрести и применять, не было у нее таких экономических возможностей.

Вопрос на засыпку — если количество финских самолетов было в десять раз меньше емкости системы базирования, чьи самолеты и зачем должны были размещаться на этой гигантской аэродромной сети? Немецкие? Но только ли? Чей это плацдарм для агрессии против СССР?

Стоит напомнить, в течение 1935-38 годов, треть английского экспорта военных материалов приходилось на Финляндию. Финляндию снабжали военными материалами США, Швеция, Дания, Франция, Голландия, Бельгия, Норвегия. И было это задолго до Зимней войны (так называют в Финляндии войну с СССР).

3000 самолетов — ударная группировка, превышающая брошенную Германией против английских ВВС в воздушной Битве за Британию. Понятно же, что подобные гигантские затраты делают не просто так — аэродромы строят, чтобы их использовать.

Вывод может быть только один — Зимняя война — предотвратила использование Финляндии в качестве ударного плацдарма Запада против СССР.

Здесь необходимо отметить, что Ленинградский промышленный район перед войной, как промышленная база — это производство трети технологически сложных компонентов всего советского оружия, а некоторые высокотехнологичные изделия — например, тяжелые танки, крупнокалиберные артиллерийские системы для частей РГК, все радары и ряд моделей радиостанций, артиллерийские, и авиационные прицелы, специализированная военная оптика, объективы крупноформатных фотокамер самолетов-разведчиков, телевизионное оборудование, пластмассы и текстолит для плат, смолы, некоторые ракетные топлива, вообще стратегические синтетические материалы, сверхтвердые сплавы типа «эльбор», другие карбиды металлов — промышленно, серийно производились исключительно в Ленинграде.

В Ленинграде проживало около трех миллионов советских людей.

Именно он и попадал под первую раздачу ковровых бомбардировок.

Удаление Московского промышленного района от южной Финляндии — порядка одной тысячи километров, нормальный боевой радиус для стратегов, причем с хорошей бомбовой нагрузкой. Московский промышленный район — это от одной трети до половины ВПК СССР того периода, и тоже наиболее наукоемкая, технологичная его часть.

Необходимо напомнить, что план по подготовке к войне с СССР, включая эвакуацию жителей приграничных районов, Финляндия полностью закончила еще к октябрю 1939 года — то есть до начала войны. Уже в октябре 1939 года, финский парламент признал страну готовой к войне с СССР.

Можно напомнить читателям, что 15 финских отмобилизованных, укомплектованных дивизий первой линии, не считая бригад и отдельных полков — это более 1 миллиона тонн ГСМ, боеприпасов, продовольствия, снаряжения и предметов снабжения, сосредоточенных на складах дивизионного уровня и ниже, причем для краткосрочной кампании. И откуда это все взялось, если СССР напал на Финляндию внезапно, после провокации?

И как он мог внезапно напасть, имея в три раза меньше подготовленных, укомплектованных, боеготовых частей (6 дивизий ЛВО) на театре? Во второй линии у финнов было такое же количество войск — более 15 дивизий, а в ЛВО — 7 дивизий неполного комплекта. Если СССР планировал внезапно напасть, что же он силы-то превосходящие не сосредоточил, тем более против фортификационного района?

Не секретны, хотя тоже малоизвестны сегодня, наполеоновские планы самоуверенного финского военного руководства, ободренного военной поддержкой крупных западных стран.

Финны на полном серьезе собирались … наступать до линии: южный берег Ладоги — восточный берег Онежского озера — побережье Белого моря в районе Беломорска. В их планы входило ни много ни мало — отторжение этих территорий у СССР и включение их в состав Финляндии, включая и Кольский полуостров с Мурманском. Не стоит забывать — это Финляндия объявила войну внезапно напавшему на нее Советскому Союзу. А вот жертвы внезапного советского нападения уже отмобилизованы, имеют преимущество в силах на театре, готовы к наступлению и территориальным приобретениям, превышающим собственную территорию, и ждут прибытия нескольких воздушных армий, и экспедиционного корпуса союзников.

Переговоры по мнимым «территориальным претензиям» СССР к Финляндии — лучше рассмотреть отдельно, достаточно напомнить, что СССР был согласен на совместную постройку и использование военной базы на острове Готланд, или на аренду нескольких безымянных пустынных островков перед мысом Ханко у входа в Финский залив — с целью размещения береговых батарей и недопущения прорыва вражеского десанта к Ленинграду, и ему достаточно было гарантий финской стороны, что она будет сопротивляться иностранной агрессии с целью использования своей территории против СССР. В конце концов, СССР был готов просто защищать побережье и порты Финляндии от иностранного вторжения силами Балтфлота, без аренды или приобретения военных баз на территории Финляндии.

За это СССР предлагал огромные территории, поставки дешевого зерна, сырья, размещение заказов на финских предприятиях, таможенные льготы и торговые преференции. Ни о каких русских территориях на Карельском перешейке, захваченных Финляндией после революции, сначала речи не шло. Характерно, что уже сам ход переговоров выявил агрессивную позицию финской стороны. Финляндия отказалась и от строительства совместной военной базы на острове Готланд, и от аренды, и от продажи, и от обмена, и от предоставления мирных гарантий, и от права СССР препятствовать иностранным войскам в высадке в Финляндии силами Балтийского флота.

Понятно, что после того, как в 20-е годы почти неуправляемый, еще неорганизованный, ослабленный катастрофическим участием в Первой Мировой, находящийся в изоляции, в хаосе гражданской войны и разрухи СССР, вышиб всех интервентов, в том числе и финских из Карелии, руководство Финляндия, находясь в здравом рассудке, не считало возможным вести войну с Советским Союзом самостоятельно. Пример со строительством бесполезной самим финнам крупнейшей в мире военной аэродромной сети, десятикратно превосходящей собственные потребности, это подтверждает — Финляндия настойчиво лезла в войну с СССР в сговоре с крупным военным блоком Запада, строя захватнические планы.

Характерны в этом вопросе воспоминания Черчилля — он утверждает, что массовая отправка экспедиционных сил Запада в Финляндию не состоялось только потому, что война закончилась слишком быстро. Тем не менее, есть сведения, что такая отправка не только готовилась, она фактически началась — первые суда с «добровольцами» уже прибыли в Швецию.

Однако быстрый прорыв линии Маннергейма (до начала развертывания западных экспедиционных сил), сделал территорию Финляндии открытой для наземного вторжения, а наращивание сухопутных сил Ленинградского военного округа произошло быстрее, несмотря на ограниченные ресурсы железнодорожной транспортной сети СССР, чем Запад смог организовать массовые морские перевозки (напомню, что к моменту начала войны, а ее нам объявила Финляндия, и это тоже факт, СССР располагал на территории ЛВО всего 6 (шестью) укомплектованными боеспособными дивизиями, против заранее отмобилизованных 15 финских). Полное господство авиации СССР в воздухе над территорией Финляндии, сделало невозможным сосредоточение ударной авиационной группировки Запада на подготовленной для этого, самой крупной на тот момент в мире, современной военной аэродромной сети.

Для тех, кто способен пытаться отрицать стратегическую роль плацдарма для воздушной войны, напомню — с 1939 по середину 1944 года, Англия являлась только и исключительно плацдармом, территорией с развитой аэродромной сетью, местом, откуда уходили в рейды на Германию стратегические бомбардировщики, и где накапливались наземные войска.

Продолжение

 

 
Статья прочитана 5061 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos