Бесперспективность конфликта для Сирии и Ирана (часть 5)

Часть 1часть 2часть 3, часть 4

Эти цели вступили в противоречие. Стороны традиционно упорны в достижении своих целей.

Любому специалисту по теории систем понятно — позиция Сирии и Ирана в текущей конфигурации — неизбежно провальна.

Чем раньше, тем меньше жертв.

Но наши интересы здесь прямо противоположны — история показывает, что решив собственные текущие проблемы, обложив русского медведя со всех сторон, лишив союзников, Запад немедленно спускал на него всех собак — так было всегда, без исключений.

Чем дольше продержатся Сирия и Иран, тем больше у нас времени в запасе на идущую программу перевооружения и военную реформу.

Поставляя современные средства ПВО, РЭБ, РЭП, связи, информационного обеспечения Сирии и Ирану, мы защищаем себя. Это — наши дальние рубежи. Причем — последние.

Ядерное сдерживание Запад уже не так пугает, как прежде — в последние месяцы в иностранных источниках появились интересные публикации научно обоснованных расчетов — якобы, если обмену ядерными ударами будет предшествовать некий тревожный период, измеряемый часами, то при условии грамотно проведенной эвакуации городов, количество жертв среди населения США не превысит 4-5%. Такой вот информационный вброс. Китай последние несколько лет строит незаселенные цельные городские инфраструктуры, возведены и закончены целые города, 64 000 000 домов — об этом отдельная публикация.

Вернемся к Сирии и Ирану — Запад не для того внедрял в свои армии информационные технологии и механизмы дистанционной войны, чтобы снова прорывать сирийское ПВО ударной авиацией, снова вести массовые воздушные бои с сирийскими МиГами за господство в воздухе, опять влезать во встречные бои танковых бригад, еще раз нарываться на массированное применение ПТУР и скрытных минных полей, снова подставлять боевые корабли под удары ПКР — на эти грабли они уже наступали, и весьма чувствительно.

Уже в конфликте 1982 года, 9-10 июня, при выполнении оперции «Арцав», роль передовых средств РЭР, РЭБ и РЭП, получения телеинформации с беспилотников в реальном времени, определила необратимость разгрома всех компонентов мощнейшей в истории группировки ПВО Сирии (советские системы) — и РТВ, и ЗРК, и ВВС, с мизерными потерями со стороны Израиля — а тогда единого информационного пространства еще не было.

Сегодня у Запада это есть.

Концепция удара по Ирану или Сирии — неоклассическая американская дистанционная — действуя в единой информационной среде, на фоне задействования средств РЭБ, В-2 с территории США (и с баз — Диего-Гарсия, Великобритания) — разрушают структурные центры систем управления ПВО и ВВС, радары дальнего оповещения, и наиболее важные КП группировок ПВО, центры связи. Далее — КР и оперативно-тактические ракеты сериями ударов работают по заранее выявленным объектам, включая ПВО, связь, ударные средства (стационарные ПУ), аэродромы. Параллельно — высотные беспилотники постоянным воздействием — по обнаружению активности, особенно — по мобильным ракетным комплексам и мобильным комплексам ПВО. Далее — воздействие ударной авиации по классическим целям — бронетехника, артиллерия, РСЗО, склады, мосты и развязки.

Против подобной, ставшей уже стандартной, схемы воздействия дистанционных средств Запада, ни Сирии, ни Ирану противопоставить сегодня нечего — миллионные армии, тысячи танков и бронемашин, сотни самолетов, и старинных комплексов ПВО рояля здесь не играют.

Казалось бы, большое количество ЗРК ближнего радиуса действия (сложно селектируемых на фоне массива сходной бронетехники) и ПЗРК (вообще не выявляемых до пуска), могут решить проблему противостояния массированному удару КР — но только в случае выработки специальной тактики, и сохранения управляемости. Однако, и первое, и особенно второе — применительно к ситуации выглядит фантастикой.

После начала крупномасштабного конфликта, у Сирии и Ирана вместо Вооруженных Сил будет неуправляемая, лишенная КП, штабов, связи, глаз и ушей, опасных ударных средств, дезорганизованная толпа.

И дело здесь совершенно не в количествах войск и характеристиках отдельных экземпляров боевой техники, сравнение образцов совершенно бессмысленно — имеет место различие на качественном уровне, как по информационному обеспечению, так и по степени интеграции, так и по мощности систем.

При подготовке статьи было обработано около полусотни источников, однако почти нигде не рассматривались все указанные факторы — тем не менее, должно быть понятно, что без их рассмотрения, никакое сравнение ТТХ образцов техники и вооружений, структурной организации, количества — не является первостепенным. При этом практически полностью отсутствуют источники по действительно актуальной сегодня информации — организации, структуре, качеству, классу, возможностям сил РЭБ и РЭП, наличие и типы СПН, связи, техническим средствам разведки, боевым информационным системам Сирии и Ирана.

Подобному сравнению имеет смысл подвергать приблизительно равные по качеству объекты, но при таком качественном разрыве в дистанционных средствах, их возможностях, средств их информационного обеспечения, степени информационной интеграции, концентрации целей для ударов в Ираке и Сирии и полном, всеракурсном разнесения ударных средств армий Запада, несравнимой военной мощи в плане технологий сбора и обработки данных — разведки, целеуказания и распределения, точного поражения целей, оперативности реакции, качестве связи и управления, их устойчивости и принципиальной неуязвимости для сил и средств противника — подобные сравнения не имеют практической ценности.

   автор статьи – Владислав Сорокин

 
Статья прочитана 5050 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos