Бесперспективность конфликта для Сирии и Ирана (часть 2)

Часть 1

Не ясно, станет ли Китай, постепенно, но прочно занимающий позиции России в качестве поставщика традиционных индустриальных вооружений и военных технологий в регионе, особенно для Ирана, восполнять его потери в ходе конфликта? Скорее нет, чем да, подобные возможности почти прямого противодействия Западу у него пока не прослеживаются.

Возникает вопрос по качеству управления войсками Сирии и Ирана в период до нанесения удара — как быстро может быть распознана непосредственная угроза, как быстро и правильно выработаны и отданы приказы на ее отражение, через какое время они начнут выполнятся, каково будет качество исполнения. Понятно, что система управления сегодня базируется на радиосредствах — защищенные стационарные проводные и релейные средства связи играют роль только до тех пор, пока войска находятся в местах постоянного расположения. При этом и средства перехвата и дешифровки, и средства РЭБ Запада превосходят таковые у арабов неизмеримо. Последние сопоставимые по уровню с западными средства РЕБ и РЭП в масштабе всей необходимой линейки, Сирия и Иран получили в конце 80-х годов прошлого века. Недавние поставки отдельных пассивных средств РЭБ из России погоды не делают — для отражения массированного удара Запада, для сохранения управляемого сопротивления этот компонент недостаточен, связь и управляемость будут утрачены быстро.

Неизвестно, располагают ли сейчас Иран и Сирия средствами класса «Тополь-Э» (противодействие самолетам ДРЛО, РЛС и следящей радиоаппаратуре НАТО), станциями «Орион» и их сетевыми модификациями СРТР «Вега» или аналогами, например, СРТР «Валерия», средствами постановки помех радиоканалам, работающим по протоколам НАТО, станциями СПН, и какого поколения, и постановщиками помех системам наведения GPS, и в каких количествах? Неизвестно, имеются ли у Сирии и Ирана на вооружении боеприпасы на эффекте ЭМИ. Пропагандистские сайты Ирана, в частности, не предоставляют подобной информации. А она намного важнее количества танков и самолетов, тем более устаревших не только морально, но и физически — Россия самоустранилась от работ по модернизации и обслуживанию, Сирия не обладает техническими возможностями не то что для модернизации, но просто для квалифицированного ремонта. Промышленность Ирана в этом плане выглядит значительно лучше — освоен выпуск танков и бронемашин, легких вертолетов и авиатехники, ремонт и выпуск боевых самолетов (кроме двигателей и сложной авионики), выпускает по лицензии Ан-140, производит аналог американского F-5E, разрабатывает в кооперации перспективный сверхзвуковой боевой самолет. При научной поддержке Китая налажен выпуск тактических и оперативно-тактических ракет прежних поколений, способных доставлять БЧ на дальность до 2000 км (точность не заявлена), лицензионный выпуск (и нелицензионное копирование и модификация) ряда ЗРК старых типов, в т.ч. систем на базе ПЗРК «Стингер», «Игла-1″, «Стрела-2″, ракет к «Улучшенному Хоку», обладающих приемлемыми для своего круга задач параметрами, по крайней мере для конфликтов локального уровня. Развитие ядерных технологий, пускай и в кооперации — серьезная заявка. Однако критичное отставание по уровню технологий, материалов, особенно электроники — прослеживается.

Интересен факт, что у истоков технологий современной радиоэлектронной отрасли Ирана стоят американские корпорации — весьма солидные в военной электронике «Hughes Aircraft» и «Westinghouse Defense & Electric System Center». То есть если все радиоэлектронные технологии Ирана развивались под контролем США — то там для них секретов нет, а лишнему их явно ничему не научили.

Не менее интересна сама структура вооруженных сил Ирана — фактически в стране две армии, КСИР, Корпус Стражей Исламской Революции — имеет все рода войск, соответствующие регулярным вооруженным силам, и отличается более высоким уровнем подготовки, отбором, и особой преданностью режиму. Насколько это оправданно с точки зрения боевой эффективности в конфликте нового типа — неясно, в классической Ирано-Иракской войне массовых индустриальных армий, он показал большую боеспособность, и особенно боевую устойчивость по сравнению с обычными войсками. С другой стороны, аналогичные части Ирака — Республиканская Гвардия, так же лучшим образом проявившая себя в Ирано-Иракской войне, в ходе противодействия наземной операции сил Коалиции, не только не проявила себя никакими успехами, но и, можно сказать, неорганизованно самораспустилась.

С момента победы демократических реформ, сократилась качественная подготовка и переподготовка сирийских офицеров в военных ВУЗах РФ, подготовка же подобного уровня в странах Запада, доступна для гораздо меньшего количества слушателей — фактор цены. Для Ирана он менее значим.

Западная система полной информационной интеграции недоступна вооруженным силам Ирана и Сирии по технологическим причинам. Советская система, ставшая развитием и собственной системы взаимодействия родов войск РРКА, и развитием немецкого типа взаимодействия — когда рода войск кооперировались напрямую, минуя штабы — например, артиллерийские и авиационные наблюдатели от соответствующих родов войск находились непосредственно в боевых порядках, и имели право вызвать артиллерийский или авиаудар непосредственно силами находящейся вблизи авиации или батареи, минуя обращение в вышестоящие штабы — идеологически чужда арабам, там каждый командует только и исключительно вверенными ему частями, а с технологической точки зрения — требует превосходства в тактической разведке, развитых средств армейской разведки, спецназа ГРУ, помехозащищенных локальных приводов, средств радиоэлектронной разведки, чего в иранской и особенно в сирийской армии не наблюдается.

 Продолжение следует…

автор статьи — Владислав Сорокин

 
Статья прочитана 5023 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos