«Бессмысленный» и великолепная четверка «Бесполезных»

«Бессмысленный» и великолепная четверка «Бесполезных»

 Эпопея «Мистраль» завершена.

Покупка двух и лицензионная постройка еще двух десантных вертолетоносцев класса «Мистраль» — дело решенное и подтвержденное на высшем уровне. Около четырех миллиардов долларов, или более ста миллиардов рублей – на ветер.

Первый вопрос – кому это нужно? Куда мы будем высаживать десанты? Назовите геополитического противника, на которого мы можем реально повлиять угрозой высадки полутора тысяч морпехов с четырьмя десятками танков и бронемашин и ракетных комплексов, при сорока-пятидесяти вертолетах? Назовите потенциального союзника, заинтересованного в подобной помощи с нашей стороны?

Второй вопрос — Чем мы будем усиливать десант, ведь транспортно-экспедиционного судна (в западном значении – судна, на котором ведется транспортировка и осуществляется высадка экспедиционного корпуса) в составе флота РФ нет ни одного.

Подготовленного, организованного экспедиционного корпуса – у нас так же не имеется, полностью отсутствует база, на которой его можно развернуть – нет постоянной структуры, развернутых штабов и командования, транспортно-логистического обеспечения, информационного обеспечения, организованной связи, управленческих кадров и систем, приспособленных пунктов сосредоточения и развертывания, структуры ПВО, пунктов промежуточного захода и базирования, аэродромов на возможном пути следования, доктринально определенного порядка задействования.

У нас нет ни аналога корпуса морской пехоты США, ни аналога сходной системы НАТО, прошедшей естественную, проверенную крупными операциями эволюцию, от «Сил быстрого реагирования», через «Силы быстрого развертывания» и «Силы немедленного реагирования» до «Сил Первоочередного Задействования», на которые постоянно работает продуманная и проверенная международная инфраструктура. Высадили мы пол-полка морпехов на четырех «Мистралях», усилили до бригады с помощью устаревших советских десантных кораблей, а далее что? Бросили? Какой смысл в таком десанте? Десант должен обеспечить надежную высадку и плановое введение в бой главных сил – а нам главные силы и высаживать нечем, и нет таковых в организованном и обеспеченном виде. Тем, кто думает, что организация мобильных сил – простое и второстепенное дело, рекомендую ознакомиться со структурой «Сил Первоочередного Задействования» НАТО – для создания аналога, даже на локальном уровне, нужны образованные люди, годы, и миллиарды долларов.

MILITARY PLANE 1024x768    «Бессмысленный» и великолепная четверка «Бесполезных»
Палуба авианосца

Третий вопрос – чем прикрывать и обеспечивать эти десантные корабли на переходах? Чем прикрывать высаженный с «Мистралей» десант? Чем обеспечивать оперативный режим в районе высадки? Сколько АУГ в составе нашего ВМФ? Сколько военно-воздушных баз, ВМБ снабжения, возможных пунктов захода на потенциальных маршрутах следования? Сколько ударных самолетов с приличным боевым радиусом, способных достичь района высадки с нашей территории, и находиться над ним необходимое время? Сколько самолетов РЭП и РЭБ, ДРЛО, заправщиков? Сколько стратегических бомбардировщиков? Сколько истребителей с достаточным боевым радиусом для этих целей? Сегодня по всем этим пунктам – от 0 (нуля) до 12 единиц, хотя обеспечивать режим «стратегами» — непозволительная роскошь.

Одни ракетные комплексы кораблей сопровождения десанта, в отсутствие оперативных данных в реал-тайме, без задействования авиации на театре – малоэффективны, и в такой ситуации ракетоносцы скованы обязательным присутствием в районе высадки. К тому же, чем прикрыть в подобных условиях сами ракетоносные корабли, необходимо привязанные к ограниченному району боевого маневрирования? Системой «Авось»?

Еще вопрос – способен ли «Мистраль» нести современные средства класса EVF, информационно обеспечивать их дальнюю высадку и боевую работу в реал-тайме, используя данные от российских систем?

Отсюда вытекает такой вопрос – способны ли вообще БИУС типа урезанный «Зенит» принимать и обрабатывать информацию от российских спутниковых группировок, от российских самолетов радиоэлектронной разведки, вообще от российских технических средств? Способны ли они раздавать ее российским БИУС на кораблях обеспечения десанта, нашим самолетам и вертолетам и ракетным комплексам, нашим высадочным средствам и боевым машинам десанта? Существует ли совместимость, и если да – то на каком уровне? Или мы автоматически привязываемся к стандартам НАТО для информационного обеспечения десантных кораблей и их сопровождения, и остаемся при своих стандартах во всем остальном, и будем вынуждены поддерживать обе эти группы стандартов, неся двойные затраты на сопровождение несовместимых систем – от подготовки системщиков и программистов до операторов на рабочих местах? А если потребуется сопрягать системы (а это потребуется), как будет обстоять дело с безопасностью связи внутри группировки, включающей «Мистраль», кто и что кому будет раскрывать в целях организации совместимости? Как будет реализована дальняя спутниковая связь? Недопустимо ни использование каналов, предоставляемых западными военными спутниками, ни разрешение на работу западной аппаратуры по нашим каналам, высшие уровни передачи данных давно уже в цифре, так что оба эти режима не гарантируют ни сохранности данных, ни безопасности.

Для информационной интеграции «Мистралей» в состав флота РФ (повторюсь, кроме БИУС, больше в «Мистралях» ничего стоящего нет, «Зенит» актуален не на самом «Мистрале», а во всей группировке, «Мистраль» ценен как флагман, как командно-штабной корабль), вряд ли НАТО захочет предоставить какие-либо необходимые данные, скорее, они запросят их от МО РФ, и постараются предоставить некое готовое решение, удовлетворяющее их взгляду, стараясь попутно получить максимум данных о российских системах – раскрыть минимум, узнать максимум. Например, по завершению операции по принуждению к миру Грузии, наибольшую озабоченность США и НАТО проявили по поводу пары потерянных «Хаммеров» с аппаратурой управления и связи, не постеснялись публично затребовать их обратно, показав всему миру, кто обеспечивал нападение Грузии. Помощь американцев по «Курску» помним? Фирма «Халлибертон», осуществлявшая часть работ на затонувшем «Курске», курируется Пентагоном, Ричард Чейни – то в акционерах, то в опционерах, временами в руководстве, а когда государственный пост не позволял – просто консультировал фирму. Хотя, может быть и наоборот – Пентагон курируется фирмами этого круга, кто их там поймет. Тем не менее, опираясь на факты — объем, форму и задачи сотрудничества со стороны Запада предвидеть можно.

Без интеграции в систему ВМФ – эти вертолетоносцы бесполезны, а кому нужна такая интеграция, которая может обойтись дороже самих кораблей? В открытых источниках ответов на эти вопросы – нет.

И потом, четыре миллиарда долларов («Мистрали» с оснащением) – это четыре полноценных авианосца, а при серийной постройке однотипных кораблей – и более, возможно, что и шесть. По спектру решаемых задач, они являются неизмеримо более полноценными боевыми единицами.

По стимулирующему влиянию на наш ВПК – постройка авианосцев значительно полезнее, возможно развертывание серийного производства готовых авианосных вариантов МиГа и Су. Или, взять, к примеру, доводку, глубокую модернизацию и серийный выпуск Як-141 (он может служить основой для кратковременного усиления ударных возможностей авиагрупп нормальных авианосцев в два-три раза, а так же основным боевым самолетом для вспомогательных авианосцев), конкурентов ему в мире – нет.

То есть и по увеличению экспортного потенциала нашей оборонки – строительство авианосцев более выгодно, по международному влиянию – отдача от такого вложения больше.

Противоречивые заявления представителей МО и лично министра обороны – не проясняют ничего в вопросе строительства российских авианосцев – от заявлений министра о том, что Россия не планирует постройки авианосцев, до не менее публично объявленной, решенной постройки к 2033 году одного корабля.

Что бессмысленно с военной точки зрения – сразу вырисовывается ограничение по применению из-за риска потерять единственный корабль, полное отсутствие боевой устойчивости АУГ с единичным авианосцем. А главное, страна вне блока НАТО, априори не может включить один авианосец в военно-морскую доктрину – его потеря или выход из строя, в корне меняет ориентированные на его возможности операции, а отказ от планирования операций с его участием – делает неоправданным само его содержание.

Это бессмысленно и экономически – в новом корабле чрезвычайно высока доля НИОКР, нужно произвести весь комплекс проектирования, расчетов, для одного нового корабля необходимо штучное изготовление как самих деталей, узлов и агрегатов, так и оснастки, шаблонов, моделей для их производства. Проектирование, расчет и изготовление одной модели для литья или одного штампа, шаблона – может обойтись дороже нескольких деталей, отлитых по этой модели, или отштампованных, или изготовленных по шаблону. Данная составляющая расходов одинакова на один корабль и на серию – при этом единичный корабль получается золотым.

Необходимо подготовить специалистов, обеспечить базирование и ремонт хотя бы на двух театрах из четырех имеющихся, что ляжет практически одинаковой финансовой нагрузкой и на один корабль, и на четыре-пять однотипных. Подготовка трех или двенадцати специалистов по одной программе, на одной учебной базе теми же преподавателями – стоит примерно одинаково.

Единичная продукция менее надежна, подвержена большему числу различных отказов, отказы менее типичны, нельзя наработать статистику и проверенные способы быстрого ремонта, которые естественно нарабатываются при серийной эксплуатации. По этому фактору, боеспособность группировки, построенной вокруг единичного авианосца, является непредсказуемым фактором – сегодня есть, а завтра нет.

В будущем, разработка программы модернизации одного корабля, будет стоить столько же, сколько и всей серии.

Тогда, какой смысл вешать эти затраты на одну боевую единицу, когда можно распределить эти затраты на серию? Если бы потенциальный противник захотел устроить военно-экономическую диверсию против нашего ВМФ, вряд ли у него получилось бы лучше. Тут и легко найти заинтересованных лиц, и срок проверки освоения средств на НИОКР – космический, пилить можно спокойно, долго, и в закрытом режиме, под прикрытием военной и государственной тайны, а до 2033 года много воды утечет…

Неужели это все непонятно тем, кто определяет корабельный состав будущего российского флота? Если да, то на самом деле все еще более грустно, чем выглядит.

Эти мастера развалили почти все, до чего смогли дотянуться. Они умеют предвидеть на четверть века вперед? Они уже сегодня знают, что будет нужно в 2033 году? Они владеют тенденциями развития – флотов, авианосцев, самолетов, технологий, материалов, элементной базы, боевых возможностей на четверть века вперед? Запад, например, планирует строительство «Sea Base» — он отличается от авианосца, как дредноут от эскадренного броненосца. На этом фоне, какой смысл сейчас проектировать единичный корабль для 2033 года, безумно дорогой, но с заранее устаревшими характеристиками?

Для единичного авианосца и «Мистралей» можно несколько модифицировать систему присвоения имен по классам кораблей, традиционную для русского флота – назвать, как миноносец – соответственно боевой ценности в наших условиях.

Например, авианосец «Бессмысленный». И великолепная четверка «Бесполезных».

 автор статьи - Вениамин Сергеев

 
Статья прочитана 6992 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Комментарии к записи "«Бессмысленный» и великолепная четверка «Бесполезных»"

Посмотреть последние комментарии
  1. Сложновато так сразу ответить на этот вопрос. С одной стороны неплохо что теперь морская пехота будет иметь возможность высадки не только с десантных кораблей, да и как говориться — «Было бы кого послать, а куда всегда найдется». Непонятно только зачем покупать чужое, когда всегда можно разработать и выпустить свое и таким образом обеспечить работу своим производителям. Не секрет, что наша военная техника на класс выше импортных аналогов, а значит — в деле покупки вертолетоносцев первостепенную роль играют деньги.

  2. Параллельно прочитал статью «ВМФ: Россия-США», горечь от этой статьи становится еще сильнее. Когда у
    НАТО есть нормальный авианосный флот со всей инфраструктурой, наши «гении» рождают такие вот планы по закупке «Мистралей». Почему? Почему?? Почему мы отказываемся от нормальных российских танков, лавины которых боялась вся Европа и покупаем недоавианосец, которого стоит боятся самим ввиду предстоящих затрат. Обидней всего прозвучало то, что на эти деньги можно построить четыре нормальных авианосца, наконец-то начать собственную линейку современных кораблей. Автор допускает (теоретически), что кто-то в верхах не понимает губительность этой покупки. Вряд ли глупые люди смогли бы добиться таких карьерных высот, так что по мне это открытый саботаж — против армии, против страны.

  3. Давайте-давайте, будем и дальше наращивать военную мощь, пытаться догнать-перегнать США, готовиться к третьей мировой. А защищать то в итоге будет некого, потому что простые налогоплательщики, они же народ, к тому времени совсем выдохнутся. Правительство усиленно продолжает страдать военным «шоппингом» последней стадии

  4. После прочтения статьи стало не просто грустно, а даже страшно жить в стране, о безопасности которой никто не заботится. Ведь понятно, что эта бессмысленная покупка дорогостоящей, но не нужной нам техники всего лишь коммерчески выгодный кому-то проект. Жаль, что руководство государства не предпринимает никаких действий, по предотвращению подобных саботирующих ситуаций.

Здесь вы можете написать комментарий к записи "«Бессмысленный» и великолепная четверка «Бесполезных»"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Внимание: все отзывы проходят модерацию.

Последние Твитты

Комментарии

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: [email protected] Электронное периодическое издание «ВОЕННОВОСТИ.РУ».