Сообщения о возможной отставке министра обороны Сердюкова

«Эхо Москвы»

Передача: Разворот (утренний)

Гости: Александр Коновалов,Алексей Кузнецов

Ведущие: Матвей Ганапольский,Татьяна Фельгенгауэр

А.КУЗНЕЦОВ: Да?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Алло, здравствуйте.

А.КУЗНЕЦОВ: Здравствуйте.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Простите, пожалуйста, это радиостанция «Эхо Москвы». А можно Алексея Борисовича?

А.КУЗНЕЦОВ: Слушаю вас.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуйте, Алексей Борисович, это Матвей Ганапольский, журналист. Вместе со мной Татьяна Фельгенгауэр, у нас прямой утренний эфир. Ну, вы понимаете, что нам делать? Сообщение было, поэтому мы звоним в Министерство обороны. Я напомню, что у нас на связи Алексей Борисович Кузнецов, пресс-секретарь министра обороны. Алексей Борисович, ваш комментарий, если можно, по поводу сегодняшней утренней публикации, по поводу истории, там, Путина, его требования, чтобы Сердюков ушел в отставку. Какая официальная позиция Министерства обороны?

А.КУЗНЕЦОВ: Вы знаете, к сожалению, мне ничего не известно о реакции председателя правительства. И я думаю, что в данном случае эти вопросы правомочен комментировать пресс-секретарь или соответствующая информационная структура председателя правительства в данном случае.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну а что касается вот этого скандала, который сейчас разгорается и активно обсуждение в СМИ по поводу конфликта министра обороны и вот этого письма десантников.

А.КУЗНЕЦОВ: Насколько мне известно, командующий воздушно-десантными войсками Владимир Шаманов уже дал комментарий достаточно ясный и четкий, и понятный по данному вопросу.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Он сказал, что обстановка нормальная.

А.КУЗНЕЦОВ: Ну, войска занимаются плановыми мероприятиями, проводится оперативная боевая подготовка, поэтому мне кажется, добавить в данном случае к словам Владимира Анатольевича, мне кажется, что…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, но у меня есть, что еще у вас спросить. То есть давайте, у нас с вами такая игра. Я понимаю, что вы пресс-секретарь, и поэтому вы говорите…

А.КУЗНЕЦОВ: Нет, вы немножко ошибаетесь, я – начальник управления пресс-службы.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Простите, пожалуйста. Начальник управления пресс-службы. Извините, ни в коем разе не хотел вас обидеть.

А.КУЗНЕЦОВ: Вы не обидели меня нисколько.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Значит, смотрите, спрошу вас так. Вы сказали, что комментировать это должен председатель правительства.

А.КУЗНЕЦОВ: Нет, я немножко не так сказал.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Пресс-служба председателя правительства, правильно?

А.КУЗНЕЦОВ: Ну, я считаю, что они вправе комментировать действия или высказывания председателя правительства.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А я вас тогда спрошу по-другому. Есть ли у вас какая-то информация о том, что министр обороны Сердюков – вот ту же я уже по адресу говорю, да? по адресу спрашиваю? – что министр обороны Сердюков может уйти со своего поста? Никаких заявлений в вашем ведомстве по этому поводу нет?

А.КУЗНЕЦОВ: Нет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Отлично. Благодарю вас. Большое спасибо, Алексей Борисович.

А.КУЗНЕЦОВ: Пожалуйста. Всего доброго.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, конечно, я прям вижу, как Путин будет комментировать и его пресс-служба эту историю. Звоним по второму телефону. Второй телефон – это Александр Александрович Коновалов, политолог, военный эксперт, президент Института…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Тут есть, кстати, еще один военный эксперт, который как раз сейчас про это пишет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что? Ну, скажи, что он пишет, давай?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, он пишет, что готов прокомментировать, если надо.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Есть телефон его?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да. Даша, можешь ко мне зайти, я тебе дам телефон?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давайте, давайте. Пусть прокомментирует. Александр Александрович?

А.КОНОВАЛОВ: Да-да-да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуйте. Прямой эфир «Эха Москвы». Поучаствуете?

А.КОНОВАЛОВ: Здравствуйте, Матвей.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Поучаствуете?

А.КОНОВАЛОВ: Ну, поучаствую, если вы хотите.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, я хочу. Только подойдите к окну, потому что ничего не слышно – вы пропадаете, исчезаете. Катастрофа.

А.КОНОВАЛОВ: Подхожу к окну.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, вам, конечно, знакома история утренняя, да?

А.КОНОВАЛОВ: Знакома.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, знакома. Смотрите, вот, Тимур Олевский – я его попросил, это наш корреспондент. Я его попросил написать тезисно, какие нововведения, какие реформы делал или начинал делать, или завершал делать Сердюков. Итак, напоминаю всем – и радиослушателям, и самому себе, и Танечке Фельгенгауэр. Изменил командную структуру, формирование бригад постоянной готовности с большой буквы и объединения стратегических командований. Это американская эффективная структура, когда командир может управлять всеми родами войск согласованно. Далее. Сокращение числа избыточного офицерского состава. Многие вообще не имели подчиненных. Уволенные, которые служили более 10 лет, получают и активно получают квартиры. Самое главное, переход на одногодичный срок службы по призыву, гуманизация службы по призыву. Не скрывает те проблемы, которые существуют в армии, немедленно снимает виновных. Военная полиция, все же, будет. Обслуживание воинских частей передано и передается на аутсорсинг гражданских фирм вместо рабов-солдат. Разделение гражданской и военной структуры Министерства обороны, резкое уменьшение коррупционной составляющей в деятельности министерства. Деньги больше не могут тратить военные. Если что-то нужно, он идет к гражданским финансистам, которые устраивают торги. Началась программа массового перевооружения, у солдат и офицеров резко в разы выросли зарплаты от 30 тысяч младший офицер и до 100 и выше полковники. Скажите, это соответствует действительности? А если это соответствует действительности, то в чем причина вот этой странной истории?

А.КОНОВАЛОВ: Ну, дело в том, что я бы так сказал. Тут, вообще, долгий разговор, Матвей, но тут есть немножко приукрашенности. Потому что, ну, насчет перевооружения, конечно, деньги выделены дополнительно очень большие, но пока еще о перевооружении нашей армии говорить рановато.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, хорошо. Ну, хоть часть он делает из того, что я перечислил?

А.КОНОВАЛОВ: Да, безусловно. Он – первый министр обороны, при котором реально началась реальная военная реформа.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что же означает бунт ВДВ?

А.КОНОВАЛОВ: А означает очень просто. За ним давно и пристально смотрят. Он покушается на то, что называется святая святых – на право военных тратить что хочется, сколько хочется. Понимаете, он начал, когда пришел министром обороны, с очень таких, нетривиальных вопросов. «Скажите, а сколько земли у Министерства обороны?» Оказывается, никто не знает. А земли в распоряжении у Министерства обороны немножко больше, чем территория Греции. Он начал задавать вопросы: «А почему там начинают расти коттеджные поселки непонятной принадлежности и непонятно кому приносящие прибыль?» Никто ответить не может. Так что насчет борьбы с коррупцией, это все правильно, он пытается.

Он не стратег и не военный, он не лезет в военные вопросы. Но он четко представляет задачу, что проблема России состоит в том, что у нее армия не от той страны – у нас армия от Советского союза до сих пор. Это не ее вина, это наша общая беда. Но это надо перестраивать. Он это делает, делает не без ошибок. Но военные, которые привыкли к тому, к чему привыкли, они уже несколько раз предпринимали атаки или попытки атак. Ведь, то, что сейчас происходит, в основном, делается не военными, которые, все-таки, люди подчиненные, а всякими военными организациями общественными. Союзом десантников, теми, кто уже не служит.

За Сердюковым внимательно смотрят. У него, наверное, много, за что можно зацепиться. Ведь, когда выводят из Москвы военные академии, то можно сказать, что это борьба за собственность.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Простите, пожалуйста. Ради бога, извините, последний вопрос у меня к вам. Вот это знаменитое письмо Союза десантников, который объединяет 135 общественных организаций в 64 регионах России. Там написана такая фраза: «Этот человек не имеет авторитета ни у войск, ни у ветеранов, ни у населения. Он показал неспособность руководить войсками при принуждении Грузии к миру. Мы помним новости, когда президент страны рассказывал министру обороны о ходе боевых действий, развитии операции, а не наоборот». Соответствует ли действительности, что этот человек не имеет авторитета ни у войск, ни у ветеранов, ни у населения? Или это можно назвать несколько иным словом?

А.КОНОВАЛОВ: Нет, это можно назвать несколько иным словом. Дело в том, что министр обороны не должен руководить войсками – это сделает начальник Генерального штаба. Министр обороны – это административная должность, он должен следить за тем, чтобы в армии происходило то, что должно происходить в соответствии с решениями парламента, в соответствии с решениями президента.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо большое. Извините, у нас закончилось время. Таким образом это, все-таки, бунт, да?

А.КОНОВАЛОВ: Попытка.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо большое.

 
Статья прочитана 2007 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos