СОХРАНИТЬ АКАДЕМИЮ!

zavtra.ru

Воздушно-космический щит Отечества — в опасности

Не ослабевает поток писем, идущих в редакцию в ответ на публикацию материала о том, к чему могут привести Российскую армию скороспелые непродуманные реформы министра обороны Сердюкова. Пишут офицеры и прапорщики, пишут ветераны, пишут курсанты, пишут жёны и дети военнослужащих. И во всех письмах боль и непонимание того, как, в чьих головах родились планы нынешней реформы? Почему нынешнее военное руководство проводит их без какого-либо опробования, без проработки и обсуждения с широким кругом специалистов? В письмах тревога за армию, рассказы о том, к чему уже привели неграмотные волюнтаристские решения “реформаторов”, рассказы о том, как распадаются уникальные военные коллективы, как стремительно рушится с таким трудом восстановленная боеспособность частей и соединений.

Создаётся полное впечатление, что министр обороны Сердюков и его ближайшее окружение пошли на откровенный обман Президента России о том, к каким последствиям приведут столь разрекламированные ими реформы, что до Президента и премьер-министра просто не доходит информация об истинном положении дел, и о последствиях, к которым приведёт реформа господина Сердюкова. Так, один из ближайших помощников министра обороны генерал армии Панков, на встрече с руководством управления воспитательной работы и военной печати открыто заявил о том, что в условиях “жёсткой реформы” нужно быть готовым к бунту военных на местах и гасить эти выступления до их выхода на публику.

К Президенту Российской Федерации, Верховному главнокомандующему ВС РФ Медведеву Дмитрию Анатольевичу.

К Премьер-министру, Председателю партии “Единая Россия” Путину Владимиру Владимировичу.

К руководителям фракций, председателям комиссий и комитетов, ко всем депутатам Государственной думы Федерального собрания.

К членам Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности.

Уважаемые руководители всех ветвей власти Российской Федерации!

В последние годы Вы проявляете обоснованную озабоченность состоянием военной безопасности государства. Среди основных направлений и принципов, на которых она должна строиться, Президент В.В. Путин в начале 2001 г. определил создание системы воздушно-космической обороны (ВКО), а 5 апреля 2006 г. утвердил “Концепцию ВКО РФ”. Осенью 2008 года Президент Д.А. Медведев подтвердил данные приоритеты в оборонном строительстве. В настоящее время готовится Проект Федерального Закона РФ “О воздушно-космической обороне”. Это хотя и запоздалое, но исключительно важное решение.

Среди военных угроз наивысшую опасность в ХХI веке представляют угрозы, исходящие из воздушно-космического пространства. Материальную основу для их реализации составляют силы и средства воздушно-космического нападения (ВКН), способные самостоятельно решать не только стратегические военные, но и военно-политические задачи. Зависимость хода и исхода войны от результатов противоборства в воздушно-космическом пространстве превратилась в решающую закономерность вооружённой борьбы.

Достигнутое вероятным противником единство сил воздушного и космического нападения, целостность освоенных ими форм воздушно-космической агрессии требуют организации такой же интегрированной по решаемым задачам, привлекаемым средствам, реализуемым формам, пространству и времени действий воздушно-космической обороны (ВКО) государства.

Особо следует выделить значимость ВКО как фактора сдерживания агрессии. Главную роль в сдерживании войны, конечно, играют стратегические ядерные силы (СЯС). Это кулак Вооруженных Сил. Пока будет существовать возможность получения агрессором ответного ракетно-ядерного удара, вероятность нападения на Россию будет мала. Именно благодаря наличию СЯС Россия не подвергается военным агрессиям уже более 60 лет. Возможность гарантированного уничтожения любого противника удержала недружелюбные к России страны мира и от втягивания в грузино-осетино-российский военный конфликт.

Но СЯС сами нуждаются как в защите от упреждающего разоружающего удара сил ВКН, так и в информационном обеспечении своих действий. Чем больше может быть сохранено и применено ударных сил и средств возмездия, тем эффективнее будет решаться задача сдерживания агрессий. Вывести из-под такого удара и защитить их может только единая информационно-огневая система ВКО, организованная не в одном из видов Вооруженных Сил — ВВС, не в двух — ВВС и Космических войсках, а в государстве.

Только она способна решить задачу обеспечения устойчивости средств ответного удара и прежде всего СЯС при воздушно-космическом нападении. Сегодня это ясно не только учёным-теоретикам и войсковым практикам, но и всем мыслящим гражданам РФ. Транстерриториальность задач ВКО (необходимость их решения не на отдельных направлениях, а во всём воздушно-космическом пространстве), оперативность принимаемых решений (полёт средств ВКН даже на “дозвуке” составляет 1000 км/час, а разрабатываемые в США гиперзвуковые летательные аппараты (ГЗЛА) будут летать в 5-6 раз быстрее!), а также высочайшая технологическая сложность процессов разведки, поражения и управления силами ВКО (аналогичных автоматических систем управления и алгоритмов нет и не может быть в других сферах вооружённой борьбы) превращают функционеров ВКО в офицеров-практиков совершенно нового формата знаний, способностей и ответственности. Теория ВКО уже превратилась в принципиально новую и самостоятельную область военной науки. “Попутно” или “в дополнение к чему-то” её не освоить и не внедрить.

В этой связи закономерен ряд вопросов.

1. Откуда в ближайшее время возьмутся такие профессионалы-практики ВКО, способные не за сутки или часы, а в считанные секунды оценить обстановку, принять решение, поставить задачу и ответить за результат действий войск в воздушно-космическом пространстве?

2. Откуда возьмутся профессионалы-учёные, способные разработать новую стратегию, оперативное искусство и тактику применения войск, сил и средств ВКО в такой пространственно-временной динамике борьбы?

3. Откуда возьмутся те, кто обучит первых и выпестует вторых ?

Сейчас всех специалистов ВКО готовит комплексное высшее военно-учебное заведение — Военная академия воздушно-космической обороны имени Маршала Советского Союза Г.К. Жукова (ВА ВКО), находящаяся в городе Твери. Она стала вполне сложившимся и самым опытным педагогическим и научным центром по проблематике ВКО, лидерство которого подтверждают руководители более 20 стран, присылающих на учёбу в Тверь своих офицеров и курсантов.

16 апреля 2004 года Решением Совета глав правительства СНГ академии ВКО придан официальный статус “базовой организации государств-участников Содружества Независимых Государств по подготовке военных кадров для Объединённой Системы противовоздушной обороны (ОС ПВО СНГ)”.

Лидерство учёных и педагогов академии в теории и практике организации ВКО признают даже США, приглашавшие и обеспечивавшие совместные с нами работы по “нестратегической” противоракетной обороне.

Но реалии жизни таковы, что это лидерство мы можем утратить. Одной из первых “перемен, которые ждут Российскую армию в ближайшие три года” и “которых она не знала за всю новейшую историю” (“Российская газета” 15.10.08 г.) уже обозначена ликвидация единственной в мире Военной академии ВКО ! “Реформаторы”, считая ВА ВКО “лишним” вузом в ВВС, предлагают ее ликвидировать, а подготовку специалистов перевести в другие учебные заведения. Некоторые из них даже приводят цифры и делают акцент на “экономической выгоде” от подобного решения.

Отбросив мысль о преднамеренном вредительстве национальной безопасности России, объективно и без эмоций оценим возможные последствия подобной “организационной оптимизации” Вооруженных Сил.

Первое. В “Концепции ВКО РФ” указано, что воздушно-космическая безопасность РФ является важнейшей и неотъемлемой частью национальной безопасности страны. Это не попутная задача видов Вооруженных Сил. Она обрела ранг общегосударственной задачи. Её организация в целом должна являться предметом заботы органов государственной власти, а в части военных мер — функцией стратегических органов управления ВС РФ. Отсюда и подготовка специалистов ВКО должна быть “надвидовой”, а академия являться необходимым военным ВУЗом в системе ВУЗов Вооружённых Сил.

Второе. Идеология подготовки специалиста ВКО требует обучения его комплексу знаний о формах и способах применения всех компонентов ВКО (системы предупреждения о ракетном нападении, противоракетной и противокосмической обороны, контроля космического пространства, зенитного ракетного огня, истребительного авиационного прикрытия, разведки и Радиоэлектронной борьбы), о способах управления ими. Подготовка интегрированного специалиста такого рода должна быть организована под единым руководством и в общей образовательной среде.

Только Академия ВКО имени Г.К. Жукова осуществляет подготовку слушателей и курсантов одновременно для систем ПВО и РКО, составляющих основу системы ВКО государства. Только здесь проводятся исследования вопросов строительства и применения системы ВКО в целом. Вся современная теория ВКО разработана в стенах этого ВУЗа. Ни в прошлом, ни в настоящем в России не было и нет другого учреждения, где работали бы специалисты обеих ветвей ВКО — противовоздушной (ПВО) и ракетно-космической (РКО) обороны. В случае ликвидации академии ВКО либо исключения из её структуры одного компонента (а подготовку специалистов РКО планируется перенести из Твери в академию Космических войск уже в будущем году) продолжать исследования в области комплексной ВКО будет негде и некому. Всякое расчленение погубит цельное.

Более того, в тех вузах, куда планируется перевести подготовку военных специалистов с высшим военным образованием для систем ПВО и РКО, нет ни соответствующего преподавательского состава, ни необходимой учебной материальной базы. Таким образом, продолжать исследования будет негде и некому не только в области комплексной ВКО, но и в областях ПВО и РКО.

Третье. Все попытки “перенести” подготовку специалистов из одного ВУЗа в другой всегда приносили очевидный вред и неочевидную пользу.

Перевод военных академий из столицы на периферию объясним хотя бы в некотором смысле. По крайней мере — освобождается так необходимая состоятельным предпринимателям дорогостоящая столичная недвижимость. Не стране и её обороне, но хоть им есть польза. Однако кому потребовалась инфраструктура ВА ВКО, удалённая от Москвы на 200 км?

В настоящее время академия ВКО располагает научно-педагогическим потенциалом, костяк которого составляют ученые, которых нет в других учебных заведениях. С ликвидацией академии большая часть этого потенциала будет потеряна. Многие ли военные профессионалы уйдут с “насиженных” мест осваивать “новые территории” в свои 40-60 лет (а именно таков диапазон возраста руководителей научных школ, учёных высшей квалификации)?

А сколько средств потребуется на передислокацию учебно-материальной базы, в своей основе стационарной? Аналогов ей нет в России (оборудованные средствами автоматизации и сведенные в единую систему учебные командные пункты всех систем ракетно-космической и противовоздушной обороны, а также реальная материальная часть вооружения). С ликвидацией академии ВКО демонтаж и передислокация учебно-материальной базы из Твери в другое место просто невозможны.

Реформаторы должны заранее отдавать себе отчет, что не только научные школы, но и просто педагогические коллективы по проблематике ВКО, равно как и уникальная учебно-материальная база, должны будут создаваться заново, “с нуля”. Потерю времени на создание новых коллективов, хотя бы равноценных ликвидируемым, можно определить на основе анализа сроков становления в свое время ВА ПВО им. Г.К. Жукова. На это потребовалось 10-15 лет. Только на 11-м году существования академии в ее стенах был подготовлен первый доктор наук. Нет сомнений, что затраты на “экономию” во многие разы превысят “дореформенные” расходы.

Четвёртое. Только в ВА ВКО есть специалисты, способные разработать и предъявить требования к системам вооружения, управления и в целом системе ВКО, которые будут реализованы в КБ и на оборонных предприятиях. При ликвидации академии эта необходимая связь науки и производства будет безвозвратно нарушена.

Пятое. Вместо объекта расходов ВА ВКО им. Г.К. Жукова может быть превращена в реальный источник доходов для государства.

Уже сейчас в ее стенах обучаются 300 офицеров и курсантов из более чем 20 стран мира (ни в одной другой академии такого показателя нет). Это реальная валюта стране, которую Россия так “стремится” потерять.

Среди профессорско-преподавательского состава ВА ВКО есть специалисты, способные оказать конкретную помощь любому развивающемуся государству по вопросам создания и рационального построения группировок ПВО, выработки эффективного замысла отражения воздушной агрессии, исходя из конкретно складывающейся там обстановки, и это уже делалось.

Проведение названного комплекса интеллектуальных работ повлечет за собой:

— закупку вооружения государствами на предприятиях ВПК РФ;

— интеллектуальное и материально-техническое сопровождение процесса совершенствования созданной ПВО и ее обслуживания;

— широкое представительство офицерского состава РФ в роли военных советников и инженеров на территориях государства;

— расширение видов, форм и масштабов подготовки специалистов по ПВО для иностранных армий.

И всё это — также деньги стране. Поступят ли от иностранных держав заявки на обучение специалистов не в Академии, а в непрестижном “учебном центре” или “на курсах”, в которые предполагается превратить ВУЗ? Отрицательный ответ очевиден. А будет ли новый ВУЗ признан в СНГ в качестве базовой организации по подготовке военных кадров для Объединенной Системы ПВО СНГ, как этого признания заслужила ВА ВКО ?

Борьба за дешевый российский интеллект уже идёт. В неё включился ряд государств, и только в РФ не знают, что с этим интеллектом делать. С 1997 года регулярно проводятся совместные российско-американские учения по организации нестратегической противоракетной обороны. Основными участниками этих учений являются специалисты — преподаватели ВА ВКО. Примечательно, что все расходы на проведение учений берут на себя США. Зачем? А затем, что американцы умеют считать деньги и оценивать выгоду. От нас они получили гораздо больше, чем дали нам — наш уникальный опыт в одной из областей ВКО.

Складывается впечатление, что мы обеспокоены одним: как скорее освободиться от этого опыта и потерять преимущество там, где оно годами создавалось.

Экономическое состояние России 90-х годов могло служить некоторым оправданием сокращения боевого и численного состава группировок войск (сил), отвечающих за ВКО страны. Но это явление временное. Сегодня, когда по словам Президента Д.А. Медведева отмечается устойчивый прогресс в экономике, возникла ситуация, при которой у нас есть что оборонять. В скором времени будет чем оборонять. А будет ли кому — зависит от того, насколько взвешенно мы подойдём к реформированию системы военного образования.

В связи с такой обстановкой убедительно просим ещё раз взвесить все “за” и непоправимые “против” в принимаемом решении по сокращению единственной в мире Военной академии Воздушно-космической обороны. Способность отмены необоснованного решения свидетельствует не о слабости, а о силе и мудрости как отдельного руководителя, так и целого властного института.

Профессора: Ю. Арепин, В. Барвиненко, И. Ерохин, Х. Лейбович, А Сиников, Е. Сиротинин, А. Богданов, Ю. Аношко, В. Бердышев, Ю. Богданов, В. Живилов, В. Золотухин, А. Корабельников, В. Королев, А. Лебедев, В. Манеркин, Г. Можаев, Ю. Омельченко, Ю. Подгорных, Н. Полещук, В. Самусенко, М. Сергеев, А. Сиротюк, В. Тихомиров, А. Хюпенен, В. Шмалько, М. Абрамович, А. Авдеев, Е. Артемов, С. Берсенев, Н. Бокий, В. Давыдов, А. Ковальчук, Е. Коломийцев, Ю. Криницкий, В. Ланчев, А. Маликов, С. Марченко, Я. Панасюк, В. Подгорбунских, В. Пырковский, Н. Симаненков, М. Сигаев, В. Сорокин, В. Тарасов, Ю. Торгованов, В. Чеховский, С. Шведов, В. Шувертков, В. Зимин

 
Статья прочитана 918 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Популярное

  • .

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: [email protected] «ВОЕННОВОСТИ.РУ».