Реформа военного образования

mil.ru

Тезисы выступления Статс-секретаря — заместителя Министра обороны Российской Федерации генерала армии Н.А. Панкова на заседании пресс-клуба военных обозревателей Министерства обороны Российской Федерации

1. Какие этапные изменения в системе военного образования ожидаются в 2009 году?

Прежде чем ответить на этот вопрос, я хотел бы довести до вас причины тех масштабных преобразований, которые происходят сегодня в системе военного образования. Но начну с небольшого экскурса в историю.

От Советского Союза нам досталась одна из самых лучших в мире систем подготовки офицерских кадров, которой по праву можно гордиться. Значительные ресурсы, выделяемые на военное образование, давали возможность обеспечивать вузы всем необходимым и готовить высокопрофессиональные кадры для Армии и Флота. Новейшие, а подчас уникальные образцы вооружения и военной техники поставлялись в вузы в первоочередном порядке.

166 военно-учебных заведений ежегодно выпускали свыше 60 тысяч хорошо образованных и профессионально подготовленных офицеров для более чем 4-х миллионных Вооруженных Сил.

Вместе с тем, и в государстве, и в Вооруженных Силах за последние 20 лет произошли коренные изменения. Они коснулись всех сфер жизни российского общества, не оставив в стороне армию и систему военного образования.

За сравнительно короткий период времени численность Вооруженных Сил сократилась более чем в три с половиной раза. На столько же сократился и ежегодный заказ на подготовку офицерских кадров. С 60 тыс. человек он уменьшился до 15-17 тыс. Очень важно отметить, что при этом не произошло пропорционального сокращения количества военно-учебных заведений.

Сегодня подготовку офицеров осуществляют 64 военных вуза, в том числе: 15 военных академий, 4 военных университета, 45 высших военных училищ и военных институтов. Казалось бы, формальное сокращение налицо. Вместе с тем, более глубокий анализ показывает, что принятых мер оказалось недостаточно. Сеть вузов нуждается в дальнейшей оптимизации.

Приведу два примера. С одной стороны, характерной отличительной чертой некоторых наших вузов является маленькая емкость переменного состава. В 30 военно-учебных заведениях обучается от 400 до 1 тыс. человек.

Как следствие, 25-30 процентов учебного времени уходит на наряды, караулы, хозяйственные работы и т.п. В этих вузах маломощные кафедральные коллективы, насчитывающие 8-10 человек. Все это не позволяет организовать нормальную учебную, методическую и научную работу. О каком качестве военного образования можно здесь говорить?

С другой стороны, военные вузы стали избыточно фондоёмкими. Анализ показал, что на содержание и ремонт объектов учебно-материальной базы ежегодно расходуется до 46 процентов от общего объема средств, выделяемых на военное образование. В абсолютных цифрах это составляет до 14-15 млрд. рублей. Учитывая, что загруженность фондов вузов составляет не более 60-70 процентов, то почти треть этой суммы, то есть около 5 млрд. рублей, мы выбрасываем, что называется, на ветер. При этом надо иметь в виду и следующий немаловажный фактор. Фонды многих наших вузов, их инженерия и энергетика таковы, что, сколько денежных средств в них не вкладывай, – современного вуза не сделать. Вот несколько примеров, как выглядят сегодня некоторые наши училища.

Добавлю еще один фактор – «ведомственный эгоизм» привел к тому, что получило широкое распространение дублирование подготовки офицеров по родственным военным специальностям в военно-учебных заведениях различной подчиненности. Это не только увеличивает стоимость обучения, но и приводит к различным подходам к подготовке однотипных специалистов.

С учетом этого, а также в связи с системными изменениями Вооруженных Сил, приведением численности офицерского состава в соответствие с потребностями военной организации государства нами подготовлены и Президентом Российской Федерации 21 июля 2008 г. одобрены предложения по формированию перспективной сети военно-учебных заведений.

В основу своей работы мы положили принципы, которые были выработаны в ходе научных исследований, проведенных на первом этапе федеральной программы реформирования системы военного образования. Приведу важнейшие из них:

укрупнение вузов, создание военных учебно-научных центров, реализующих образовательные программы различных уровней, профилей и специальностей;

межвидовое и межродовое объединение военно-учебных заведений;

интеграция военного образования и военной науки, сохранение научных школ, диссертационных советов, профессорско-преподавательского состава;

учет принципа региональности при сохранении военно-учебных заведений;

максимальное использование существующих инфраструктуры и материально-технической базы военно-учебных заведений и их дальнейшее развитие;

реинвестирование в военное образование средств, полученных от реализации избыточных фондов военно-учебных заведений;

безусловное выполнение договорных обязательств по подготовке иностранных военнослужащих, специалистов для федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации и другие.

С учетом этих подходов к 2013 году Минобороны России будет иметь 10 системообразующих вузов, в том числе: три военных учебно-научных центра, шесть военных академий и один военный университет.

Первым шагом в формировании новой сети вузов стало распоряжение Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2008 г. № 1951-р. При его подготовке мы руководствовались принципом «Не навреди». Поэтому все существующие военные училища и институты на первом этапе сохраняются, но присоединяются к системообразующим вузам в качестве обособленных структурных подразделений без изменения пунктов дислокации. Исключение составят Кемеровское училище связи, решение о ликвидации которого было принято еще в 2006 году, и Иркутское авиационное инженерное училище, на котором я остановлюсь ниже.

В соответствии с распоряжением в системе военного образования формируются военные учебно-научные центры, которые являются новой формой интеграции военного образования и военной науки. Они создаются в целях повышения эффективности и качества образовательного процесса, рационального использования интеллектуальных, материальных и информационных ресурсов для подготовки специалистов и проведения научных исследований по приоритетным направлениям развития военной науки, вооружения и военной техники. Центры создаются на базе военных академий и объединяют образовательные учреждения, реализующие образовательные программы различных уровней, а также иные учреждения и организации, в том числе и научные.

В качестве примера можно привести Военный учебно-научный центр Военно-Морского Флота. Он создается на базе Военно-морской академии и будет объединять:

пять военно-морских институтов (Балтийский, Санкт-Петербургский и Тихоокеанский ВМИ, ВМИ РЭ, ВМИИ);

Высшие специальные офицерские классы, как учреждение дополнительного профессионального образования;

три научно-исследовательских института.

В дальнейшем в состав центра войдут учреждения начального и среднего профессионального образования для подготовки военнослужащих-контрактников и гражданских специалистов для вспомогательного флота, а также учреждения с довузовской военной подготовкой – объединенные Нахимовское военно-морское училище и Кронштадтский морской кадетский корпус.

Таким образом, впервые под единым руководством концентрируется подготовка, переподготовка и повышение квалификации практически всех специалистов для Военно-Морского Флота, а также объединяются усилия научно-исследовательских организаций и военно-учебных заведений. Мы полагаем, что только в единстве с реальными научными исследованиями и разработками может осуществляться подготовка высококлассных специалистов, адекватных современной жизни.

Сегодня уже принято решение и подписан меморандум между Минобороны России, Администрацией Санкт-Петербурга и Банком «ВТБ» о строительстве Военного учебно-научного центра Военно-Морского Флота «Военно-морская академия» в совершенно новом месте – г.Кронштадт.

Чтобы нагляднее показать амбициозность и масштабность этого мероприятия, предлагаю вам небольшой видеосюжет.

С аналогичных позиций мы будем подходить к созданию военных учебно-научных центров Сухопутных войск и Военно-воздушных сил.

Распоряжением Правительства предусмотрена также реорганизация восьми военных академий и университетов путем присоединения к ним ряда военно-учебных заведений. Распоряжение уже опубликовано в средствах массовой информации и размещено в Интернете, поэтому я не буду конкретизировать этот вопрос.

Справочно:

к Военной академии РВСН (г. Москва) присоединяются Ростовский и Серпуховской военные институты ракетных войск;

в Военно-космическую академию (Г.Санкт-Петербург) войдут Московский военный институт радиоэлектроники Космических войск и Череповецкий военный инженерный институт радиоэлектроники;

Военная академия связи (г. Санкт-Петербург) объединит Кемеровское, Новочерскасское и Рязанское высшие военные командные училища связи, Ставропольский военный институт связи ракетных войск и Краснодарское высшее военное училище;

к Военной академии войск радиационной, химической и биологической защиты и инженерных войск (г. Кострома) присоединяются Нижегородское и Тюменское высшие военно-инженерные командные училища и Саратовский военный институт биологической и химической безопасности;

в Военную академию тыла и транспорта (г. Санкт-Петербург) войдут Военно-транспортный университет Железнодорожных войск и военных сообщений, Военный инженерно-технический университет, Вольское высшее военное училище тыла, Ульяновское высшее военно-техническое училище, Военно-ветеринарный институт и Тольяттинский военный технический институт;

Военно-медицинская академия (г. Санкт-Петербург) объединит Военный институт физической культуры, Самарский, Саратовский и Томский военно-медицинские институты;

к Военному авиационному инженерному университету

(г. Воронеж) присоединяются Иркутское и Ставропольское высшие военные авиационные инженерные училища и Тамбовское высшее военное авиационное инженерное училище радиоэлектроники;

в состав Военного университета (г. Москва) войдут Военная финансово-экономическая академия и Пансион воспитанниц Минобороны России.

Таким образом, сеть вузов будет включать: 3 военных учебно-научных центра, 11 военных академий и два военных университета.

Обращаю ваше внимание, что перечисленные мною меры, — это только первый шаг в формировании новой сети военно-учебных заведений. По мере создания необходимых условий в системообразующих вузах в них будет сосредотачиваться подготовка слушателей и курсантов с последующей ликвидацией соответствующих обособленных структурных подразделений. В состав вузов предстоит ввести профильные научно-исследовательские организации, образовательные учреждения начального и среднего профессионального образования, суворовские училища и кадетские корпуса.

В перспективе намечена передислокация Военной академии тыла и транспорта в г.Вольск, а Военной академии связи — в г.Новочеркасск или г.Ставрополь. Будут реорганизованы в структурные подразделения соответствующих военных учебно-научных центров Военная академия войсковой противовоздушной обороны, Военная академия воздушно-космической обороны и Михайловская военная артиллерийская академия. Это позволит к 2013 году выйти на параметры сети военно-учебных заведений, определенные Президентом Российской Федерации.

Что касается Военно-транспортного университета Железнодорожных войск, то на первом этапе он войдет в состав Военной академии тыла и транспорта. В дальнейшем, по мере уточнения потребностей в подготовке соответствующих специалистов, будет принято решение о его дальнейшей судьбе. Это распространяется и на другие военно-учебные заведения, дислоцированные в г. Санкт-Петербурге.

Подчеркиваю, что изменяются не только количественные, но и качественные параметры системы военного образования. Военно-учебные заведения будут оснащаться новейшими образцами вооружения и военной техники, современной учебно-материальной и лабораторной базой, необходимым информационно-методическим обеспечением образовательного процесса, высококвалифицированным профессорско-преподавательским составом. Внедрение компьютерных и телекоммуникационных технологий станет одним из ведущих факторов развития новой образовательной системы. Все это позволит обеспечить высокое качество подготовки специалистов.

Еще один вопрос, на котором мне хотелось бы остановиться. Любая реформа вызывает в обществе неоднозначную реакцию. Модернизация военного образования не составляет исключения. Решение о реорганизации любого вуза вызывает бурю негодования в среде тех, кто был так или иначе связан с этим образовательным учреждением. В адрес Президента и Правительства, Государственной Думы и Совета Федерации, Министерства обороны идут десятки возмущенных писем о подрыве национальной безопасности государства, об уникальности училища или академии, о развале военного образования. Более того, некоторые местные руководители связывают ликвидацию вузов с обострением социально-экономической обстановки в регионе, призывая Министерство обороны к благотворительности даже в ущерб интересам подготовки военных кадров.

Приведу вам самый последний пример, связанный с переводом курсантов Иркутского авиационного инженерного училища. Это решение возникло не спонтанно. Проведенная в октябре прошлого года инспекторская проверка показала, что училище в своем развитии застыло на уровне прошлого века. Реорганизованное в свое время из среднего авиационно-технического училища оно так и не стало образовательным учреждением высшего профессионального образования в полном понимании этого слова. Это касается всех сторон его деятельности, начиная от организации и проведения образовательного процесса и до условий учебы, жизни и быта обучающихся. Продолжать подготовку будущих офицеров в такой обстановке было бы попросту преступно. В связи с этим было принято решение о переводе курсантов для продолжения обучения в Воронежский военный авиационный инженерный университет. В настоящее время оно уже реализовано. Отмечаю, что университет был готов как к принятию курсантов, так и преподавателей-военнослужащих из Иркутска. Сегодня идет плановый учебный процесс. В этом могли лично убедиться матери курсантов, для которых было организовано посещение университета. Предлагаю вам посмотреть небольшой видеосюжет.

Как видите, принимаемые в Министерстве обороны меры направлены на благо, а не во вред системе военного образования.

Уважаемые товарищи, изменяется не только сеть военно-учебных заведений, но и существенно расширяются их возможности по предоставлению образовательных услуг.

В конце декабря 2008 года в Правительство Российской Федерации внесен проект нового Типового положения о военном образовательном учреждении высшего профессионального образования. В соответствии с положением военно-учебные заведения дополнительно могут осуществлять:

1) подготовку государственных гражданских служащих и гражданского персонала Вооруженных Сил;

2) допризывную подготовку граждан по военно-учетным специальностям солдат, матросов, сержантов;

3) подготовку сержантов-контрактников по программам среднего профессионального образования;

4) подготовку граждан из числа членов семей военнослужащих по программам высшего и среднего профессионального образования;

5) переподготовку по гражданским специальностям офицеров и прапорщиков, увольняемых с военной службы.

Все это позволит максимально использовать потенциал военно-учебных заведений как для воспроизводства кадрового потенциала Вооруженных Сил, так и для решения социальных проблем военнослужащих и членов их семей.

Как изменится фондоёмкость системообразующих вузов, много ли будет новостроек и что станет с объектами инфраструктуры избыточных вузов?

Одним из факторов, предопределившим необходимость формирования перспективной сети военно-учебных заведений явилось состояние и степень использования фондов. Как я уже говорил выше, их загруженность составляет не более

60-70 процентов, что приводит к неэффективному расходованию средств, выделяемых на военное образование. Значительного расширения фондов не предполагается, поскольку кадровый заказ на подготовку офицеров существенно сокращен. Главное – обеспечить их максимальную загрузку.

Что касается количества новостроек. Хочу отметить, что они, безусловно, будут. Предпочтение предполагается отдавать строительству новых объектов, отвечающих самым современным требованиям и имеющих потенциальные возможности для дальнейшей модернизации, а не реконструкции и ремонту существующих.

Во главу угла ставится развитие тех элементов учебно-материальной базы, которые обеспечивают практическую подготовку слушателей и курсантов. В первую очередь это относится к полевой базе, базе для морской и воздушной выучки, разработке и поставке в вузы современных тренажерных комплексов.

Использование высвобождаемых фондов будет целиком и полностью подчинено достижению государственных целей и решению важнейших задач, стоящих перед Министерством обороны по формированию нового облика Вооруженных Сил. Безусловно, окончательные решения в зависимости от конкретной ситуации и реальных условий будут приниматься в каждом случае индивидуально. Целесообразность того или иного варианта будет в обязательном порядке обосновываться, а предложения для его принятия тщательным образом прорабатываться.

Следует ожидать, что часть фондов останется в распоряжении Министерства обороны. В качестве примера могу привести использование базы Ульяновского высшего военного инженерного училища связи для размещения межвидового регионального учебного центра войск связи Приволжско-Уральского военного округа. На фондах Оренбургского высшего зенитного ракетного училища создается суворовское военное училище.

Что-то будет передано федеральным и региональным органам, а часть фондов реализована установленным порядком в целях полного выполнения социальных программ в интересах военнослужащих и членов их семей.

Такой же подход будет реализован и при использовании высвобождающегося имущества ликвидируемых военно-учебных заведений.

Смогут ли нынешние курсанты «избыточных» вузов доучиться до своего выпуска?

Министерство обороны безусловно выполнит все свои обязательства перед курсантами, обучающимися сегодня в военно-учебных заведениях. В случае, если вуз подлежит ликвидации, они будут переведены в родственные военные училища или институты для завершения обучения. Эта практика уже широко применяется. К примеру, курсанты ликвидированного Ульяновского высшего военного инженерного училища связи учатся в профильных вузах в Санкт-Петребурге и Ставрополе. Коломенское высшее артиллерийское училище передало подготовку в Екатеринбург и Казань, Оренбургское высшее зенитное ракетное училище – в Военную академию войсковой противовоздушной обороны в Смоленске.

Вместе с тем, в связи с переходом Вооруженных Сил на новый облик объективно повышается требовательность к профессионально-должностным и индивидуальным качествам каждого военнослужащего, в том числе и курсантам. Сегодня мы возрождаем «культ учебы». С нерадивыми курсантами нам придется расставаться. Законодательно установлены причины, по которым они не могут продолжать дальнейшее обучение. Это неуспеваемость, недисциплинированность, нежелание учиться, состояние здоровья, а также незаключение контракта о прохождении военной службы.

Любые другие, не предусмотренные действующими нормативными правовыми актами действия по отчислению курсантов, не имеют юридических оснований и проводиться не будут.

Одновременно наращиваются меры по стимулированию добросовестного учебного труда. В прошлом году впервые учреждены стипендии Министра обороны Российской Федерации:

20 стипендий для докторантов и адъюнктов в размере 3000 тыс. рублей,

200 стипендий для слушателей и курсантов по 1500 рублей.

По сравнению с ранее установленными мерами стимулирования доля поощряемых возросла в 1,9 раза.

Ведется поиск других форм привлечения в военные вузы наиболее достойной и подготовленной молодежи. Предполагается, в частности, предоставить курсантам право уже с первого курса проживать вне расположения военно-учебного заведения. При этом преследуются две цели:

во-первых, дать молодому человеку возможность адаптироваться к условиям современной жизни, развить самостоятельность, ответственность за принимаемые решения и поступки;

во-вторых, повысить мотивацию курсантов на добросовестный учебный и воинский труд, поскольку указанное право будет поставлено в зависимость от успеваемости, воинской дисциплины и других факторов, характеризующих конкретного курсанта.

В настоящее время ведется подготовка предложений по внесению изменений в Устав внутренней службы Вооруженных Сил, регламентирующий вопросы размещения курсантов, в части предоставления такого права.

Какова перспектива военной службы или трудоустройства выпускников вузов, имеющих специальности, по которым предполагается снятие «погон».

Хотелось бы отметить, что полное «снятие погон» ни по одной специальности подготовки офицеров в военно-учебных заведениях в настоящее время не предусматривается. Люди в «погонах» будут готовиться в вузах даже по самым мирным военным специальностям: финансисты, юристы, дирижеры и т.п.

Вместе с тем, в условиях перехода Вооруженных Сил к новому облику прогнозируется, что часть выпускников военных вузов не может быть востребована по служебному предназначению в войсках. В настоящее время говорить окончательно о количестве таких выпускников несколько преждевременно. Хотя предварительные расчеты у нас имеются.

При условии невозможности разместить на офицерских должностях некоторого количества выпускников, даже по родственной специальности, при их согласии они могут быть размещены в других федеральных органах исполнительной власти, где законодательством предусмотрена военная служба, или в Вооруженных Силах не на воинских (гражданских) должностях, после увольнения с военной службы. Такая предварительная работа нами тоже проводится.

Возможна также организация переподготовки выпускников на новые военно-учетные специальности, по которым имеется дефицит офицеров.

Кроме того, при ответе на вопрос перспектив их дальнейшего трудоустройства необходимо учитывать ряд обстоятельств:

первое, все выпускники военных вузов получают диплом государственного образца и им присваивается квалификация в соответствии с государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования по гражданской специальности, реализуемой военным вузом. В этом смысле они являются такими же специалистами с высшим или среднем профессиональным образованием, как и выпускники гражданских вузов;

второе, если говорить по перечню так называемых «невостребованных» в новом облике Вооруженных Сил специальностей, то они, как правило, относятся к разряду крайне «раскрученных» в гражданской высшей школе с высоким уровнем оплаты за обучение. Поэтому получение образования по данным специальностям за счет средств федерального бюджета является мечтой многих абитуриентов.

В связи с вышеизложенным заострять рассматриваемую проблему и переводить её в разряд социальных полагается нецелесообразным.

Какова перспектива трудоустройства преподавателей сокращаемых вузов?

Мы считаем наших преподавателей «золотым фондом» Министерства обороны, поэтому заинтересованы в сохранении и наращивании научно-педагогического потенциала военно-учебных заведений. Кадровые органы ведут кропотливую работу с каждым преподавателем, предлагая все возможные варианты продолжения педагогической деятельности в системе военного образования. В ходе предыдущих аналогичных организационных мероприятий мы накопили достаточный опыт работы и сегодня используем его, чтобы не допустить прошлых ошибок и упущений.

Научно-педагогический состав сокращаемых вузов, изъявивший желание продолжить научную и преподавательскую деятельность, переводится в укрупняемые вузы. В них уже активно ведется строительство жилья для постоянного состава.

Всем остальным преподавателям-военнослужащим предложены иные воинские должности или предоставлена возможность увольнения с военной службы с сохранением всех установленных законодательством социальных льгот и гарантий, в том числе и возможности реализовать свое право на профессиональную переподготовку по одной из гражданских специальностей.

Кроме того, в целях обеспечения социальной адаптации увольняемых военнослужащих разрабатывается ведомственная целевая программа «Реализация социальных гарантий военнослужащим, увольняемым с военной службы».

Завершая разговор о преподавателях, добавлю, что Министерство обороны постоянно наращивает меры по адресной поддержке добросовестного научно-педагогического труда. К примеру, в прошлом году с 50 до 150 увеличено количество ежегодных премий лучшим преподавателям, а их размер возрос с 40 до 100 тыс. рублей. Размер премий победителям ежегодного конкурса из числа научно-педагогического состава на лучшие научные работы увеличен с 30-50 тыс. рублей до 250-350 тысяч. Впервые установлены одна премия в размере 350 тыс. рублей для награждения автора диссертации на соискание ученой степени доктора наук и две премии по 250 тыс. рублей для авторов кандидатских диссертаций. Эта работа будет продолжена и послужит не только закреплению в военной школе лучших преподавателей, но и повысит заинтересованность остальных педагогов в совершенствовании свой деятельности.

Когда военные вузы перейдут на федеральные государственные образовательные стандарты нового поколения, связанные с подготовкой бакалавров и магистров, и какой стандарт предпочтителен для Вооруженных Сил?

Начну отвечать со второй части вопроса. Подготовка офицеров в настоящее время осуществляется по гражданским и военным госстандартам, предусматривающим присвоение выпускникам квалификации «дипломированный специалист».

Гражданские госстандарты используются для подготовки офицеров, предназначенных для замещения первичных офицерских должностей. Военные госстандарты реализуются при подготовке офицеров с высшей военной оперативно-тактической и оперативно-стратегической подготовкой.

Говоря об уровневой системе образования и федеральных государственных образовательных стандартах нового поколения, хотел бы отметить следующее. Мы планируем осуществлять подготовку по программам специалитета и магистратуры. Бакалавриат нас не утраивает по следующим причинам:

первая, переход на программы бакалавриата сокращает нормативный срок обучения с 5 до 4 лет и, как следствие, не позволяет обеспечить необходимый уровень военно-профессиональной подготовки выпускников. К чему это может привести: в войска придет офицер, имеющий широкий кругозор знаний в определенной области, но не готовый без основательной доподготовки применить их на практике. А это прямая угроза боеготовности и боеспособности вверенного ему подразделения. С этим мы мириться не можем;

вторая причина, бакалавры не вправе получать послевузовское профессиональное образование, т.е. обучаться в адъюнктуре или аспирантуре. Это приведет к снижению доли профессорско-преподавательского состава военно-учебных заведений с учеными степенями по отрасли «Военные науки», постепенному прекращению деятельности диссертационных советов в военных вузах и, как следствие, к разрушению системы подготовки научно-педагогических кадров высшей военной школы, невыполнению военными вузами критериев государственной аккредитации.

С учетом изложенного обучение лейтенантов мы планируем осуществлять по программам специалитета.

Надеемся, что по вопросу специалитета, а также его обеспечения соответствующей номенклатурой федеральных госстандартов для подготовки выпускников военных вузов мы получим полную поддержку наших коллег из Министерства образования и науки Российской Федерации.

К разработке федеральных государственных образовательных стандартов нового поколения по военным специальностям с высшей оперативно-тактической и оперативно-стратегической подготовкой мы приступили в начале прошлого, 2008 года. Обучение офицеров будет осуществляться по программам магистратуры. Весной мы проведем экспертизу данных стандартов, после чего они будут представлены на утверждение.

Переход на обучение по новым госсандартам планируется с 2010/2011 учебного года.

Где и как планируется проведение подготовки младшего командного состава (сержантов), которые заменят прапорщиков в Вооруженных Силах Российской Федерации?

Прежде всего, хотелось бы отметить, что переход к комплектованию профессиональными сержантами является одной из приоритетных задач формирования нового облика Вооруженных Сил. В армии и на флоте предстоит укомплектовать 250 тыс. воинских должностей сержантов. А, учитывая, что 50 тыс. воинских должностей, замещаемых в настоящее время прапорщиками, также предполагается комплектовать сержантами, ежегодная потребность в подготовке данной категории военнослужащих составит порядка 15 тыс. человек.

Подготовку сержантского состава в зависимости от служебного предназначения планируется осуществлять следующим образом:

без изменения имеющегося уровня образования — в учебных воинских частях из числа военнослужащих по призыву. Срок обучения – 5,5 месяцев;

с получением среднего профессионального образования – в военно-учебных заведениях из числа военнослужащих-контрактников, военнослужащих, пребывающих в запасе, а также гражданской молодежи. В соответствии с государственными образовательными стандартами срок обучения должен составлять, как правило, 2 года 10 месяцев.

Мы сознательно идем на этот шаг. Образованный и профессионально подготовленный сержант должен стать надежным помощником офицера в обучении и воспитании личного состава, эксплуатации высокотехнологичных вооружения и военной техники, а при необходимости заменить его на боевом посту.

Особых затрат на организацию обучения не потребуется. В этих целях будет максимально задействована высвобождающиеся учебно-материальная база, научно-педагогический потенциал и казарменно-жилищный фонд вузов.

Нормативная правовая база в области образования уже сейчас позволяет организовать в военных вузах подготовку специалистов с получением среднего профессионального образования и выдачей соответствующего документа государственного образца об уровне образования. К такой подготовке мы приступаем уже с 1 февраля этого года в 6 военных вузах: Военно-космической академии, Омском танковом и Рязанском автомобильном институтах, Московском командном и Рязанском десантном училищах, Военном институте физической культуры.

Хочу отметить, что эти вузы – только наш пилотный проект. В дальнейшем мы планируем расширить перечень вузов и специальностей подготовки военнослужащих по программам среднего профессионального образования, предназначенных для замещения сержантских должностей.

Сколько стоит процесс военного обучения с первого по пятый курс в российском военно-учебном заведении?

Любое образование стоит очень дорого, военное особенно. Это связано, прежде всего, с использованием в образовательном процессе вооружения, военной и специальной техники, расходы на изготовление и эксплуатацию которых составляют миллионы рублей. Кроме того, нельзя забывать, что курсанты находятся на полном государственном обеспечении, получают денежное содержание, значительно превышающее стипендии студентов гражданских вузов. Суммируя эти показатели можно вычислить среднюю стоимость обучения в военном вузе. Она находится в пределах 600 тыс. рублей в год. Умножаем на продолжительность обучения и получаем при 4-летнем сроке обучения –

2 млн. 400 тыс. рублей, а при 5-летнем – 3 млн. рублей.

Повторяю, что это средние показатели. Подготовка одного курсанта летного училища, к примеру, обходится государственному бюджету почти в миллион рублей в год. Теперь, надеюсь, будет более понятно, почему мы оптимизируем систему военного образования.

В чем главное отличие в системе военной подготовки военных командиров в России и за рубежом?

Общие принципы подготовки военных кадров во всех армиях мира примерно одинаковые. Вместе с тем, каждая страна прошла свой, именно ей присущий, путь исторического развития. Эти национальные особенности обуславливают определенные различия в системе отбора кандидатов для военной подготовки, подходов к организации и содержанию обучения.

Уникальность отечественной системы подготовки офицеров обусловлена, в первую очередь, колоссальным историческим и военным опытом, насчитывающим более трех веков. Основа этой системы, являющаяся одновременно и главным ее отличием по сравнению с зарубежными странами, – фундаментальность подготовки как общенаучной, так и военно-профессиональной. Лейтенант Вооруженных Сил России, прибывая в войска, сразу способен приступить к выполнению должностных обязанностей. В армиях ведущих стран мира выпускники военно-учебных заведений, как правило, нуждаются в дополнительной подготовке. Например, в США выпускники военных академий (Вест-Пойнт, Колорадо-Спрингс, Аннаполис) после четырех лет обучения получают высшее образование, степень бакалавра и общее военное образование. Но перед назначением на должность все офицеры проходят курс специализации в школах родов войск и служб по избранной специальности сроком от 4 до 8 недель. Выпускники военных училищ Великобритании также после получения первичного офицерского звания, как правило, дополнительно направляются на курсы специализации при учебных центрах родов войск.

Другой отличительной чертой подготовки будущих командиров в российских военных вузах является ее универсальность. Как правило, выпускник способен выполнять обязанности не только по штатному предназначению. Объем знаний, умений и навыков, полученных в вузе, позволяют молодому офицеру быстро осваивать и родственные воинские специальности, а также без дополнительной подготовки исполнять обязанности по вышестоящим должностям до уровня командира батальона. А, например, в немецкой армии, уже перед назначением на должность командира роты, батареи или эскадрильи офицеры должны дополнительно проходить четырехнедельные курсы командиров подразделений в школе рода войск.

Можно приводить и другие примеры. Но особо хотелось бы подчеркнуть, что сегодня, когда система военного образования России переживает сложный этап модернизации, одной из главных своих задач мы видим сохранение ценного опыта и лучших традиций отечественной военной школы.

Много ли иностранных военных специалистов учатся сегодня в вузах Министерства обороны РФ? Увеличится или уменьшится их число? Есть ли военные курсанты из Европы и США?

Сегодня подготовка иностранных военнослужащих осуществляется более чем в 50 российских военных вузах. В соответствии с межправительственными соглашениями мы обучаем иностранцев, как за плату, так и на льготной основе или безвозмездно, то есть бесплатно. В настоящее время численность обучающихся превышает 5,5 тыс. человек. В их числе военнослужащие как стран ближнего зарубежья, так и Европейских стран – Греции, Сербии, Финляндии, Швеции, Франции, Германии, Бельгии, Дании. Они обучаются по тем же специальностям, по которым осуществляется подготовка российских военнослужащих. Разница лишь в объеме передаваемой им информации. Подготовка военнослужащих иностранных армии проводится дифференцированно, с учетом характера военного сотрудничества, поставляемых образцов вооружения и военной техники, особенностей развития национальных вооруженных сил, уровня подготовки слушателей и курсантов и др.

Учитывая возрастающую роль России в мировой политике, накопленный опыт подготовки офицеров для иностранных армий, а также предварительные договоренности мы ожидаем увеличение числа обучающихся иностранцев в отечественных военных вузах.

Какие коррективы внесены в программы обучения молодых командиров после военного конфликта в Южной Осетии?

Операция по принуждению Грузии к миру со всей очевидностью показала, что сегодня армия готова решать поставленные перед ней задачи в любых условиях обстановки. Мы получили определенный опыт ведения боевых действий, увидели «узкие места» в подготовке наших военнослужащих. Безусловно, из этого мы извлекли и уроки. В настоящее время проводится корректировка основных документов, которые определяют требования к теоретической и практической подготовленности офицеров. Больше внимания будет уделяться вопросам организации боевых действий и их всестороннему обеспечению. Мы будем обращать особое внимание на знание командирами и начальниками алгоритма работы при организации и ведении боя и операции. Предусмотрено на учебных занятиях, учениях и военных играх значительную часть времени отводить на отработку действий командиров в условиях информационного противоборства сторон, нестандартной, быстроменяющейся боевой обстановки, особенно в горно-лесистой местности, в городе и в условиях ограниченной видимости.

Кроме этого предприняты меры по усилению практической подготовки офицеров. К примеру, соотношение теоретического и практического обучения приведено к соотношению 30 и 70 процентов, внедрены плановые системы тренировок и отработки нормативов как в учебное, так и во внеурочное время. Также предусмотрено проведение войсковой стажировки обучающихся в соединениях и частях постоянной готовности в период интенсивной боевой подготовки, участие курсантов в показных занятиях по боевой готовности и боевому слаживанию, проводимых в войсках военных округов.

В 2010 году завершается реализация федеральной программы реформирования системы военного образования в Российской Федерации. Предполагается ли разработка аналогичного документа?

Действительно, в будущем году федеральная программа будет завершена. Несмотря на неоднозначные оценки ее эффективности считаю, что своей цели она достигла. Решены многие проблемы, которые стояли перед военно-учебными заведениями долгие годы. Прежде всего, это касается вопросов материально-технического и информационно-методического обеспечения образовательного процесса, сохранения и укрепления научно-педагогического потенциала военно-учебных заведений. Результаты научных исследований, проведенных в рамках программы, мы используем при формировании нового облика системы военного образования.

Дальнейшая работа будет осуществляться в соответствии со Стратегическим планом совершенствования профессионального образования и подготовки военнослужащих и государственных гражданских служащих Министерства обороны Российской Федерации на период до 2020 года. Он утвержден на специальной комиссии Министерства обороны 3 декабря прошлого года.

Планом определен комплекс основных мероприятий, который включает:

совершенствование системы профессионального отбора;

оптимизацию сети военно-учебных заведений;

совершенствование учебно-материальной базы вузов;

повышение научно-педагогического потенциала военной школы;

достижение соответствия уровня военно-профессиональной подготовки выпускников вузов современным требованиям;

совершенствование организационного и экономического механизмов управления системой военного образования;

оказание адресной поддержки лучшим вузам, слушателям и курсантам, докторантам и адъюнктам, преподавателям и ученым.

Все перечисленное направлено на достижение главной цели – выход на качество военного образования, адекватное требованиям XXI века.

Многое из запланированного уже реализуется. Частично я остановился на этом в ходе нашей встречи.

В качестве стратегической перед военной школой поставлена амбициозная, но достижимая задача: к 2020 году войти в число пяти ведущих военных образовательных систем мира. Считаю, что это нам по плечу.

* * *

Завершая нашу встречу, обращаюсь к вам с настоятельной просьбой проявить объективность и непредвзятость в освещении мер, принимаемых в Министерстве обороны по модернизации военного образования. Мы знаем, что не все идет гладко, есть проблемы и нерешенные вопросы. Но нельзя работать только на негативе. У нас есть военно-учебные заведения, которыми может гордиться не только военное ведомство, но и вся Россия. Посетите Кострому или Воронеж, Московское высшее военное командное училище, расскажите и покажите общественности, какие у нас военные академии, университеты и училища, как живут и учатся слушатели и курсанты, обустроены преподаватели. Мы скажем вам огромное спасибо.

В целом считаю, что избранный путь преобразований в сложившихся условиях является наиболее оптимальным. Он гарантирует не только сохранение системы военного образования, но и вывод ее на качественно новый уровень, обеспечивающий подготовку военных специалистов XXI века.

 
Статья прочитана 12721 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos