ДЕСЯТАЯ РОТА

24.02.2009

«Российская газета»

В Новосибирском гарнизонном суде началось рассмотрение уголовного дела о самоубийстве первокурсника Новосибирского высшего военного командного училища (НВВКУ) Радмира Сагитова.

На скамье подсудимых — десять курсантов факультета военной разведки, в том числе три сержанта. Все — из одной роты, десятой. Вины по статьям о нарушении уставных правил и превышении должностных полномочий не признают. Между тем, по данным следствия, они «систематически и планомерно, в течение семи месяцев, создавали Радмиру Сагитову условия, невыносимые не только для несения военной службы, но и для нормального человеческого существования». В течение семи месяцев — это с сентября по март 2008 года. В сентябре мечтавший об офицерской карьере Радмир Сагитов начал учебу в училище, пятого марта — вскрыл вены, не пережив крушения идеалов. Его начали бить уже в первые дни учебы — из-за принципиальности и стремления бороться с несправедливостью.

— В начале сентября один из подсудимых, Марат Бекоев, чтобы обозначить собственное превосходство над другими курсантами, начал оскорблять их — это был «пробный шар», провокация с его стороны, — рассказали «РГ» в следственном отделе по Новосибирскому гарнизону. — Все промолчали, а Радмир, заступившись за товарища, начал требовать извинений — мол, какое право ты имеешь его так называть?.. В результате он, проявив склонность к сопротивлению, сам стал объектом постоянных унижений со стороны группы курсантов.

…Марат Бекоев, Николай Болотаев, Автандил Гиголаев и другие, — это и есть та «группа», державшая в страхе десятую роту факультета военной разведки НВВКУ (кроме Сагитова, в деле еще шестеро потерпевших, которые, к счастью, живы). В сущности, все подсудимые еще дети — 89-90-го года рождения. Троим во время травли Сагитова не было и восемнадцати, — например, Дмитрию Короеву, который, по заявлению его адвоката, воевал за независимость Абхазии и был ранен в четырнадцатилетнем возрасте. По результатам психологического тестирования, он не был рекомендован для поступления в высшее военное училище. Но поступил, как и другие. Откуда у юного бойца за независимость типично «зоновские» понятия и способы выживать в коллективе, неясно. Но тем не менее — Радмира Сагитова «ломали» со знанием дела.

Уже через несколько дней в тумбочке Радмира был прилюдно «найден» мобильный телефон, ранее пропавший у одного из сослуживцев. Так Сагитов был выставлен «крысой» в глазах однокурсников, — то есть тем, кто ворует у своих. В ответ на его попытки оправдаться — жестокое избиение. Шлепки, пинки, тычки, оскорбления — день за днем. Вместе с товарищем по несчастью (сейчас этот курсант отчислен и продолжает службу в батальоне обеспечения НВВКУ) Радмир старался как можно меньше бывать в расположении роты. Однажды их обоих не оказалось на вечернем построении, и сокурсники ждали их в течение часа, стоя в строю. За эту провинность оба были избиты трижды, Радмиру досталось еще и штык-ножом в плечо.

Еще один эпизод: младший сержант, заместитель командира взвода Денис Хагба заставил Радмира Сагитова и его товарища… жевать грязные подворотнички. За отказ бил по лицу. А потом выстроил взвод и перед строем хвастался этим «достижением» в воспитательной работе. Наконец, пятого марта Радмира Сагитова, дежурившего в столовой, шпыняли за все — за якобы немытый стакан; за недостатки в сервировке стола; за нерасторопность. Все происходило в столовой, где находились сотни курсантов и офицеров. Не прореагировал никто — якобы молниеносные удары (дном граненого стакана по голове!) в толпе незаметны.

По словам сестры Радмира, Лилии Сагитовой, просьбы Радмира о переводе в другую роту только усугубляли ситуацию. «Тебя обижают? Кто? Пойдем, покажешь!» — после визита в роту начальства Сагитов получил прозвище «красный» и новую порцию ударов.

По данным экспертизы, Радмир покончил собой в результате временного психического расстройства — реактивной депрессии. И все же Лилия Сагитова уверена — последний поступок брата все-таки не был лишен смысла.

— В предсмертной записке он в большей степени обращается не к нам, не к семье, которую он никогда не нагружал своими проблемами, а к офицерам, — говорит Лилия. — Он хотел обратить внимание на проблемы, которые есть в армии, — поэтому и решился на этот отчаянный шаг. Мы считаем, что в его гибели виновато командование: ведь офицеры прекрасно видели, что он постоянно в синяках, но не делали никаких серьезных попыток разобраться. Все его просьбы о переводе в другую роту были проигнорированы. Надеемся, что наша трагедия, огласка этого дела заставит командиров внимательнее относиться к своим обязанностям.

«Я думал, что здесь действует военный устав, а не зоновские понятия», — написал в записке Радмир. Его слова косвенно подтверждены результатами расследования — мало того, что десять курсантов («группа, стремившаяся подавить волю других», как сказано в обвинительном заключении) привлечены к уголовной ответственности, но и в адрес командования училища направлено объемное прокурорское представление. Не служит более в училище, по данным семьи Сагитовых, командир десятой роты — непосредственный начальник погибшего Радмира. Оставил должность начальника НВВКУ и полковник Михаил Тихомиров, — не исключено, что в связи с самоубийством курсанта.

БЫВШИЙ РЯДОВОЙ АНДРЕЙ СЫЧЕВ ПОПРАВИЛ ЗДОРОВЬЕ В МОСКВЕ

Пострадавший от дедовщины в Челябинском танковом училище Андрей Сычев прошел полный курс лечения в госпитале имени Бурденко, сообщила его сестра Марина Муфферт. Теперь он снова возвратился в Екатеринбург.

В начале февраля состояние Сычева из-за неправильно установленного катетера резко ухудшилось и его пришлось срочно вести в столицу.

В госпитале Сычеву заменили катетер, после чего состояние Андрея улучшилось. Во вторник Андрея выписали из госпиталя и перевезли из Москвы в Екатеринбург.

«Самолет, на котором летели Андрей с мамой, приземлился на военном аэродроме Екатеринбурга. Сейчас мы едем домой…Перелет прошел нормально», — сказала Муфферт.

«Все хорошо», — сказал по телефону сам Сычев.

Пострадавшему от дедовщины Сычеву ампутировали ноги и другие жизненно важные органы. Челябинский гарнизонный военный суд приговорил главного обвиняемого по делу — младшего сержанта Александра Сивякова — к четырем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

В начале декабря прошлого года Сычев прошел плановое обследование в госпитале имени Бурденко в Москве. Врачи оценили его состояние как относительно стабильное.

Метки текущей записи:

, ,
 
Статья прочитана 1900 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Комментарии

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

по адресу электронной почты: info@voennovosti.ru «ВОЕННОВОСТИ.РУ».
Продвижение сайта | Zolos